Версия для печати

Пружина Эрдогана

Война Ирана и Турции бессмысленна, но возможна
Храмчихин Александр
Фото: irna.irn

Оттоманская и Персидская империи воевали между собой испокон веков. А в последнее столетие отношения между Турцией и Ираном переживали самые разные периоды. Долгое время обе страны входили в военно-политический блок СЕНТО под руководством США и Великобритании. После исламской революции 1979 года пути Ирана с натовской Турцией разошлись. Хотя страны по-прежнему сближала общая проблема курдского сепаратизма, а также экономические проекты.

Во время войны за Нагорный Карабах Тегеран поддержал не шиитский Азербайджан, а православную Армению (формально, впрочем, сохраняя нейтралитет). Главной причиной этого были слишком тесные связи Баку с Анкарой. Окончательное размежевание произошло после начала «арабской весны». Турция в союзе с аравийскими монархиями поддержала противников Асада в Сирии и так называемое законное правительство Йемена во главе с Хади. Иран стал важнейшим союзником Дамаска и взял сторону повстанцев-хоуситов. В связи с этим всерьез обсуждалась возможность прямого военного столкновения между Ираном и Турцией в Сирии либо непосредственно на общей границе.

После попытки свержения Эрдогана в июле 2016-го ситуация вроде бы принципиально изменилась. Возник «тройственный союз»: Россия – Иран – Турция. На самом деле Анкара была вынуждена в целом играть по правилам Москвы и Тегерана. Коренные противоречия между «союзниками» никуда не делись. Чем сильнее сирийско-российско-иранские силы сжимают пружину, освобождая арабскую республику от дружественных Турции боевиков, тем очевиднее конфликт интересов.

Контингенты иранского КСИР, а также добровольцы-шииты принимают очень активное участие в сирийской войне, которая в 2018 году приблизилась вплотную к турецкой границе. Прямое боевое столкновение между ними и частями, подчиненными Анкаре, совершенно не исключено, после чего возможна эскалация вплоть до вооруженного конфликта между двумя странами.

Ирано-турецкая война могла бы стать частью кровопролития в более широком формате

ВС Турции («Ограниченный имперский контингент») и Ирана («В музее союзника») имеют довольно много одинакового оружия – старого американского. Это танки М48 и М60, БТР М113, САУ М107 и М110, буксируемые орудия М101 и М114, ПТРК «Тоу», ЗРК «Усовершенствованный Хок», истребители-бомбардировщики F-4 и F-5, боевые вертолеты АН-1 «Кобра». Есть одинаковые советско-российские ВВТ, например БТР-60ПБ, ПЗРК «Игла». Обе страны имеют достаточно сильные по ближневосточным меркам собственные ВПК, но у Турции возможности в этом плане гораздо выше. Она производит довольно много техники собственной разработки, в то время как Иран продолжает копировать иностранные образцы (американские, английские, советские, российские, китайские). Кроме того, Турция никогда не находилась под санкциями. Поэтому почти по всем параметрам ее ВС превосходят иранские как в количественном, так и в качественном отношении. У Анкары достаточно много современного оружия (американского, немецкого, китайского, собственного). У Тегерана такого по сути нет. Правда, у Турции ОБТ 3-го поколения «Леопард-2А4» несколько меньше, чем у Ирана Т-72, но в целом танков у турок больше, чем у персов. Это же относится и к другой технике сухопутных войск. Впрочем, надо отметить, что рельеф местности на границе между двумя странами весьма сложный, он накладывает ограничения на использование тяжелой наземной техники, а это несколько нивелирует турецкое превосходство.

Оно гораздо заметнее в воздухе. Одних только F-16C/D у Турции, видимо, больше, чем у Ирана вообще истребителей и истребителей-бомбардировщиков, при этом даже боеспособные самолеты у персов гораздо старше турецких. Правда, у Ирана достаточно сильная наземная ПВО, включая ЗРС С-200, С-300П и ЗРК «Тор-М1», аналогов которым у Турции нет. Кроме того, Иран имеет весьма значительное превосходство по числу баллистических ракет различной дальности, являющихся в данном случае «заменителем авиации». Как правило, их точность оставляет желать лучшего, но в крупные неподвижные объекты (города, заводы, аэродромы, ВМБ, позиции «больших» ЗРК, хранилища ГСМ и т. д.) боеголовки попадут. При этом никаких средств ПРО у Турции нет (а у Ирана – те самые С-300П). Впрочем, ситуация радикально изменится после того, как Анкара получит российскую ЗРС С-400.

Сравнивать ВМС сторон, видимо, бессмысленно – им не суждено встретиться по чисто географическим причинам. Отправка корабельных группировок любого из участников конфликта через Суэцкий канал к берегам противника стала бы слишком явной, причем довольно бессмысленной авантюрой. К тому же Каир находится в весьма непростых отношениях как с Тегераном, так и с Анкарой, поэтому он может просто не пропустить ни тех ни других.

Кроме того, как было сказано выше, там и тут имеет место курдский сепаратизм (в Турции он сильнее). Во время ирано-иракской войны 1980–1988 годов обе стороны подавляли «своих» курдов (Багдад делал это гораздо более жестоко), пытаясь при этом использовать «чужих». По-видимому, Тегеран и Анкара, случись им воевать между собой, поведут себя аналогично, при этом у первого было бы гораздо больше шансов на успех.

Если война между Турцией и Ираном пройдет без участия еще каких-то стран за тех и других, то парад победы совершенно точно не состоится ни в Анкаре, ни в Тегеране. Будет тяжелая и бесперспективная бойня в приграничных районах с высокими потерями с обеих сторон, а также обмен авиационными и ракетными ударами по тылам. То есть в общем для Ирана повторится война с Ираком, окончившаяся по сути поражением обеих сторон. Ни Анкаре, ни Тегерану это совершенно не нужно. Вероятность войны между ними невелика, но не равна нулю. Ирано-турецкий конфликт мог бы стать частью кровопролития в более широком формате, в которое результируется дальнейшее разрастание суннитско-шиитского противостояния, давно охватившего Ближний Восток. Либо какой-то инцидент в Сирии даст толчок неконтролируемой эскалации. После чего получится как в августе 1914 года в Европе: «Войны никто не хотел. Война была неизбежна».

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 17 (780) за 7 мая 2019 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Олгой Хорохоев
Олгой Хорохоев
07 мая 2019
Армения православная?Если автор хочет потрафить армянам, то понятно. Он просто сервилен. Если же не знает, что армяне не православные от слова совсем, то тогда он неуч .Армяне исповедуют не греко-православную веру, как русские и грузины,а монофизитскую апостольскую григорианскую церковь. Проклятую и преданную анафеме православной церковью. И сточки зрения Русской православной церкви армяне это еретики. Автор этого не знает?Либо продажный либо неуч.Либо то и другое.
Аватар пользователя Konstantin Larev
Konstantin Larev
10 мая 2019
Вопрос в другом. Не будет ли нашей войны с Турками? Вот это было бы сильно хуже. Причём оно гораздо вероятнее, чем персов с турками
Аватар пользователя Олгой Хорохоев
Олгой Хорохоев
07 мая 2019
Армения православная?Если автор хочет потрафить армянам, то понятно. Он просто сервилен. Если же не знает, что армяне не православные от слова совсем, то тогда он неуч .Армяне исповедуют не греко-православную веру, как русские и грузины,а монофизитскую апостольскую григорианскую церковь. Проклятую и преданную анафеме православной церковью. И сточки зрения Русской православной церкви армяне это еретики. Автор этого не знает?Либо продажный либо неуч.Либо то и другое.
Аватар пользователя Konstantin Larev
Konstantin Larev
10 мая 2019
Вопрос в другом. Не будет ли нашей войны с Турками? Вот это было бы сильно хуже. Причём оно гораздо вероятнее, чем персов с турками

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...