Версия для печати

Дальнозоркий брат «Генерала Ли»

В бою с немецкими танками «Шерманы» выручала отличная оптика
Сивков Константин
Коллаж Андрея Седых

В общих усилиях бронетанковых войск СССР в войне с Германией вклад «американцев» примерно соответствовал их количественной доле – около 7,5 процента. Эффективность «англичан» была в 2–2,5 раза меньше при доле 4,5 процента в общем объеме поступившей на вооружение Красной армии тяжелой бронетехники. Поставляемые по ленд-лизу в СССР американские танки в своей массе мало уступали по боевым возможностям основным советским машинам.

Концептуальные недостатки танка М3 «Генерал Ли» были очевидны еще на этапе разработки. Однако отсутствие на вооружении американской армии средних и тяжелых танков, игравших ведущую роль в сражениях разворачивающейся Второй мировой, заставили военных согласиться на серийный выпуск несовершенной модели. Очевидно, по этой причине США, насытив на минимально приемлемом уровне этими средними танками свои вооруженные силы, основную их часть экспортировали в Англию и СССР.

Танк, который должен был полноценно соответствовать требованиям Второй мировой, начали разрабатывать в 1940-м. Это знаменитый М4 «Шерман». Всего за годы войны выпущено более 49 тысяч таких машин различных модификаций – самый многочисленный после Т-34 тип, который по праву может считаться танком Победы у западных союзников СССР. Наша страна получила 4102 такие машины. Из них 2007 с орудием М3 калибра 75 миллиметров и 2095 с существенно более мощным 76-мм М1А1. В СССР поставлялись танки модификации М4А2.

По компоновке это был классический танк Второй мировой с одной башней, в которой размещалось основное вооружение машины. Броня корпуса осталась неизменной в сравнении с М3 «Генерал Ли»: лобовая – 50 миллиметров, бортовая – 38. Но защищала она лучше. За счет расположения бронелистов под углом 56 градусов к горизонту достигалась существенно более высокая стойкость. Бронирование башни было значительно усилено: лобовая – 76 миллиметров, бортовая – 50. По защищенности экипажа танк М4А2 соответствовал своему противнику – немецким PzIII и PzIV периода 1942–1943-го. Однако в сравнении с более поздними модификациями «Шерман» проигрывал, причем весьма существенно, особенно во фронтальной проекции. У «немцев» к этому времени лобовая броня корпуса была доведена до 80 миллиметров. Правда, отставание в толщине в определенной мере компенсировалось наклоном лобовых листов «Шермана».

К 1944 году «Шерманы» вытеснили из частей Красной армии все остальные иностранные танки

Огневая мощь танка М4А2 определялась орудием, размещенным в башне с круговым обстрелом. Только за счет этого по огневым возможностям решения основных задач «Шерман» превосходил «Генерала Ли», вооруженного таким же орудием, но в дополнение к которому еще имелась 37-мм пушка в поворотной башне. Отметим главное: применительно к условиям 1942-го и отчасти 1943 года возможности орудия М3 по ведению боя со средними танками противника можно было считать удовлетворительными. Однако начиная с 1944-го – уже нет. Не мог «Шерман» с М3 эффективно противостоять тяжелым танкам «Тигр» и «Пантера». Положение существенно улучшилось, когда в СССР стали поступать «Шерманы» с новой 76-мм пушкой М1А1 и М1А1С с длиной ствола 52 калибра и начальной скоростью бронебойного снаряда 810 метров в секунду. Оснащенный этим орудием М4А2 уже мог вести борьбу с немецкими тяжелыми танками. Его пушка пробивала лобовую 100-мм броню «Тигра» на приемлемых для боя дистанциях. «Шерман» имел стабилизатор орудия, чем существенно повышалась вероятность поражения цели с ходу. Высококачественная оптика также существенно повышала дальность прицельной стрельбы этого танка. Соответственно уравнялись возможности «Шермана» по ведению боя с немецкими средними танками и САУ этого периода. Таким образом, огневая мощь М4 для решения задач борьбы с вражеской бронетехникой стала вполне соответствовать требованиям завершающего периода войны для машин среднего класса.

Обе пушки «Шерманов» имели в боекомплекте осколочно-фугасные снаряды. Вес боеприпаса отвечал задаче борьбы с живой силой противника и легкими фортификационными сооружениями. Кроме пушки, «Шерман» имел два пулемета винтовочного калибра и один зенитный крупного – 12,7-мм «Браунинг». Боекомплект был достаточным для продолжительного огневого контакта: 97 выстрелов к пушке, 300 патронов к крупнокалиберному пулемету и 4750 к двум другим. У «Шерманов» с 76-мм орудием: 71 выстрел, 600 патронов к крупнокалиберному и 6250 – к 7,62-мм пулеметам. Такая перекомпоновка боекомплекта определялась опытом войны.

Стоит оценить подвижность «Шермана». Его максимальная скорость по шоссе составляла 48 километров в час. При весе около 30 тонн он имел достаточно мощную силовую установку. На машинах, поставляемых в СССР, она состояла из двух дизельных двигателей GMC6046-71 суммарной мощностью 375 лошадиных сил. Вполне удовлетворительной – 12,5 лошадиной силы на тонну – была удельная мощность. Резинометаллические гусеницы для советско-германского фронта оказались довольно узкими – 420,6–584,2 миллиметра в зависимости от модификации и комплектации поставляемых машин. Это определило высокое удельное давление на грунт – около 1 кг/кв. см. Проходимость по почвам со слабой несущей поверхностью и снегу часто оказывалась неудовлетворительной. Однако в сравнении с немецкими машинами была вполне приемлемой. А резинометаллическая гусеница существенно снижала шум при движении танка в сравнении с немецкими и нашими машинами, что в определенной мере повышало его скрытность. В целом подвижность танка «Шерман» можно оценить как вполне удовлетворительную и соответствующую требованиям советско-германского фронта.

Как все ленд-лизовские танки, «Шерман», естественно, требовал качественного топлива и других ГСМ, высококвалифицированного обслуживания. Это создавало значительные трудности при организации материально-технического обеспечения частей и соединений, оснащенных американской боевой техникой. Тем не менее наши танкисты ценили М4, любовно именуя его «Эмча». К 1944 году «Шерманы» вытеснили из частей действующей армии все остальные иностранные танки за исключением «Валентайнов» и использовались в войсках до Победы. Ряд соединений нашей армии имел «американцев» как главное вооружение. Например, в 8-м гвардейском Александрийском механизированном корпусе 2-го Белорусского фронта было 185 «Шерманов» – более 70 процентов от общего числа танков.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 18 (781) за 14 мая 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...