Версия для печати

На Украине исчезли три миллиона русских

Для одних – незалежная, для других – запрещенная Родина
Анохин Павел

Совет безопасности ООН отклонил предложение России внести в повестку вопрос принятого Киевом закона об исключительном статусе украинского языка («Туалет с национальным душком», «ВПК» №19, 2019). Документ вызывает возражения не только в Москве, но на его отмену новым президентом незалежной вряд ли стоит рассчитывать. «Военно-промышленный курьер» изучил историю вопроса.

Принятый Верховной Радой и 15 мая подписанный Петром Порошенко закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» фактически является очередным этапом реализации в «незалежной» плана Збигнева Бжезинского, одного из кураторов «оранжевой революции», автора книги «Великая шахматная доска: господство Америки и её геостратегические императивы» («Великий цугцванг», «ВПК» №5, 2017). В свое время экс-советник Картера поучал президента Украины Леонида Кучму: «Разговор и печатные издания на негосударственном языке считать не меньшей угрозой национальной безопасности, чем пропаганду насилия и разврата».

За годы независимости в Верховной Раде не раз появлялись различные законопроекты о придании русскому языку на Украине государственного или официального статуса. Но ни один из них так и не пробился в свет, хотя «русский вопрос» – главный в политических баталиях на всех выборах. Наиболее «веский» довод противников русского языка строится на эмигрантских мотивах. Мол, если вы переезжаете жить во Францию или Германию, то придется учить язык новой родины. Радетели «мовы» напрочь не хотят понимать: русскоговорящие граждане Украины, как русские по национальности, так и этнические украинцы, не переезжали сюда, а живут здесь десятки и сотни лет. Для них Украина – Родина. Потому они и требуют придать русскому языку статус, который обеспечил бы их культурно-языковую свободу. Принятый же закон напрямую поражает их в конституционных правах.

Мракобесие «дерусификации», языковой политики официального Киева, длится уже более четверти века. Насажденное на Украине под флагами «национального возрождения» и «идеологии построения независимого государства» ее первым президентом Леонидом Кравчуком, оно окрепло под началом якобы пророссийского Леонида Кучмы. Его позиция по вопросу о статусе русского языка за годы пребывания у власти менялась. Сегодня уместно напомнить: во время президентской избирательной кампании редкая встреча Леонида Даниловича с народом в восточных и южных регионах Украины (а мне довелось присутствовать) обходилась без вопроса о положении русского языка. Нередко звучали укоры, мол, вы обещали придать ему государственный статус, когда баллотировались первый раз в президенты Украины, но слово своё не сдержали. Леонид Кучма на упреки отвечал уклончиво: «Я всегда говорил, что русский язык не должен чувствовать себя у нас иностранным. Государственным должен быть украинский, а русскому надо дать статус официального...». Став во второй раз президентом, он изъял из своего лексикона такое понятие, как «официальный статус русского языка». Более того, без излишней дипломатии заявил, что преобладание в республике литературы на русском языке «не делает чести Украине».

При Ющенко принято 78 законов против русского языка, не считая указов, распоряжений, постановлений

Но особенно бесцеремонная «дерусификация» велась Виктором Ющенко и Петром Порошенко. С 2005 года, когда второго президента Украины сменил третий, перечень только законов, содержащих дискриминационные нормы относительно русского языка на Украине, подсчитали эксперты, включает 78 позиций, не считая указов, распоряжений, постановлений и прочих документов президента и правительства. В основе проводимой политики лежит идеология западно-украинского национализма, главный постулат которого – Россия как государство и русские как народ есть внешний враг.

Массовое сознание населения умышленно дезориентируется, когда «СССР», «Советская власть», «Советская Армия» заменяются на «Русская империя», «оккупационный режим», «имперская оккупационная армия». Как следствие, ориентированные на русский мир граждане превращаются по жизни в «пособников оккупантов», «прислужников москалей», «пятую колонну Москвы», в то время, как строить новую Украину призваны национально «свидоми» (сознательные) граждане.

При нацеленной пропаганде стоит ли удивляться тому, что по итогам переписи, состоявшейся в республике в 2001 году, «затерялась» четверть граждан Украины – более трех миллионов человек, которые прежде были русскими? Национальные мотивы побуждают многих менять и свои фамилии, разумеется, на украинские. Но если кто-то пошел на это по собственной воле, то многие накануне парламентских выборов в марте 2006-го подверглись смене фамилий принудительно. Центризбирком Украины предписал перевести избирательные списки во всех регионах страны на «державну мову». «Одержавливание» доверили компьютерам, и в результате житель Симферополя Александр Маев стал Олександр Травнив, Воробьевы – Горобцямы, Кузнецовы – Ковалямы, Медведевы - Вэдмидямы… В итоге тысячи граждан за две недели до выборов в Верховную Раду не могли найти в списках то свою фамилию, то улицу. Как подсчитала украинская оппозиция, благодаря переводу, она потеряла 26 марта до 10 процентов голосов.


Павел Анохин

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...