Версия для печати

Неизвестный Зорге

«Одно знаю точно: профессию разведчика не избрал бы в любом случае»
Рощупкин Владимир

Министр обороны России Сергей Шойгу, находясь с рабочим визитом в Японии, возложил цветы к могиле Рихарда Зорге на токийском кладбище Тама. «Военно-промышленный курьер» перелистал малоизвестные страницы биографии легендарного разведчика.

Советские люди впервые узнали о Зорге 4 сентября 1964 года. О нем в тот день дала обширную статью «Правда», главная газета СССР. Через два месяца, 5 ноября, Рихард Зорге был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

 

Листки моих записей из различных источников, из бесед с экспертами по довоенной и военной Японии – как осенние листья в токийском императорском парке Синдзюку (新宿御苑, Shinjuku Gyoen). 

 

«Висбаден». Под таким кодовым наименованием радистам радиоцентра Тихоокеанского флота был известен оператор, сообщения которого они особенно часто принимали в 1941 году. Тревожные шифрограммы потоками шли в весенние месяцы, предшествовавшие нападению гитлеровской Германии на СССР, а затем летом и осенью, когда война уже бушевала в ближнем Подмосковье. Эти материалы немедленно отправлялись в Москву. Наши связисты, конечно, не знали тогда, что держали связь с Рихардом Зорге и его токийской разведгруппой.

 

С декабря 1940-го Зорге буквально бомбардировал разведупр Генштаба РККА донесениями о готовящемся гитлеровской Германией нападении на СССР, точно указывая направление главного удара. Главное, что сообщил Зорге: «Япония вступит в войну, если будет взята Москва». Когда же столицу удалось не только отстоять, но и начать контрнаступление, он сообщил в Центр: дальневосточная союзница «третьего рейха» не будет вести боевые действия против СССР, а сосредоточит основной удар на южных морях.

 

Информация, полученная от Зорге и его сети, позволила СССР, не опасаясь нападения Японии, перебросить прекрасно подготовленные и оснащенные сибирские дивизии, а также части Красной Армии и подразделения морской пехоты с Дальнего Востока на Западный фронт в решающий час для судеб Москвы и страны – осенью 41-го. Таким образом Рамзай (оперативный псевдоним Зорге) и его группа дала советскому руководству беспрецедентный в тех условиях шанс нанести гитлеровской Германии первое поражение, очень важное в стратегическом и военно-политическом плане. 

 

Зорге удалось убедить германского военного атташе в Токио в подлинности дезинформационных данных о войсках Красной Армии, размещенных вдоль сибирской и дальневосточной границы. Эту же дезу разведчик сумел подкинуть и в японский генштаб. Разумеется, там эти сведения перепроверяли. Но на это требовалось время, а оно работало на Рамзая и, в конечном счете, на высшее советское руководство. Во всяком случае, пока пунктуальные японские генштабисты сверяли свои данные и информацию от Зорге, они упустили начавшуюся передислокацию сибирских и дальневосточных дивизий под Москву.

 

Сначала был Шанхай

 

Деятельность Зорге в Японии описана достаточно подробно. Однако он работал и в Китае.

 

Напомним: с 1924 года он жил в СССР, в разведорганах Красной Армии – с 1929-го. В Китай Зорге был командирован Главным разведывательным управлением. Его миссия там в 30-х годах, предшествовавшая работе в Японии, до недавних пор – наименее освещенная страница биографии разведчика. 

 

Зорге прибыл в Шанхай в 1930-м. Именно там он познакомился с японским журналистом, членом компартии Хоцуми Одзаки. Впоследствии они работали вместе в Японии. В Поднебесной Зорге сделал дальновидный прогноз об усилении роли Соединенных Штатов на международной арене: в будущем США займут место Великобритании как господствующая держава на Тихом океане. 

 

А что в то время представлял Китай через призму специфики работы разведчика? Это было больше, чем государство с самым многочисленным в мире многонациональным населением – отдельная цивилизация. Разведчик сталкивается с трудностями в любой стране, тем более в азиатской; в Китае обстановка осложнялась его раздробленностью, соперничеством различных политических и военных сил. К тому же большинству наших разведчиков приходилось работать под официальной «крышей», что серьезно осложняло их возможности контактов с агентами. Так, из-за отсутствия явочной квартиры харбинский резидент «Костя» (Анулов) был вынужден в течение недели носить при себе огромную сумму – 17 тысяч американских долларов. 

 

Мы намеренно заостряем внимание на этих факторах, чтобы было понятнее, в каких условиях приходилось работать нашим людям в Поднебесной. Позже, когда в Китай был направлен Рихард Зорге, ситуация усугубились. Но именно там и тогда, в деловой и финансовой столице страны – Шанхае, Зорге сформировался как профессиональный разведчик, ставший руководителем нелегальной китайской резидентуры IV (Разведывательного) управления Генштаба РККА. Там прошло его становление не только как сотрудника военной разведки, но и как востоковеда, блестящего аналитика, тонкого психолога. Впрочем, эти качества у него были слиты воедино. 

 

Еще в 1932 году Рамзай (оперативный псевдоним Зорге) радировал в Центр: «Японские морские круги … за войну против Америки. Но военные, под руководством Араки, за скорейшую войну против СССР». Последующие события подтвердили точность разведсообщений Рамзая: в декабре 1941-го японская авианосная авиация нанесла внезапный удар по Перл-Харбору, главной тихоокеанской военно-морской базе США, и разгромила американский флот. Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую. А сухопутные японские соединения выжидали, как повернутся события на советско-германском фронте, чтобы напасть на СССР с суши. Отметим: приведенное выше сообщение Зорге датировано 1932-м годом…

Сталин знал о подготовке нападения на Перл-Харбор

 

 

Сейчас исследователям доступна часть «китайской» переписки Зорге с Москвой. Донесения наглядно показывают, как он болел за дело, заботился о людях резидентуры. Так, Рамзай неоднократно обращался в Центр с просьбой заменить радиста «Зеппеля» (Вейнгарта). И не потому, что у того не ладились дела, а в целях его безопасности. За два с половиной года радист, отмечал Зорге, очень ослаб физически. А легальное положение «Зеппеля» могло ухудшиться. В этой связи Рихард предлагал позаботиться о подборе замены для шанхайского радиста, а его после выздоровления отправить на Юг Китая в интересах действовавшей там агентурной сети.

 

Анализ материалов и сообщений, отправляемых Зорге из Шанхая, дает представление о круге проблем и вопросов, которыми он занимался: военно-политические планы, состав вооруженных сил противостоявших сторон, их оснащение оружием и боевой техникой, подготовка военных кадров, военные бюджеты. Это касалось не только сил Чан Кайши, но и многочисленных милитаристских клик, которые то появлялись, то исчезали, осложняя и без того накаленную обстановку. Особый интерес для Москвы представляли присылаемые Зорге копии отчетов немецких военных советников.

 

Именно в Китае Рихард Зорге пришел к пониманию: ситуацию в стране пребывания можно не только прогнозировать, но и оказывать на нее влияние в нужном направлении.

 

В последние годы на основе ранее секретных материалов впервые раскрыт ряд имен и деталей. В частности – о работе Рихарда Зорге и радиста Макса Клаузена в Китае. Их взаимопонимание очень помогло делу позднее, когда оба уже действовали в Японии. 

 

Повороты судьбы

 

«Можно предвидеть применение Японией значительных сил в качестве союзницы Германии и Италии». Фраза – не из донесения. Она – из статьи Рихарда Зорге в немецкой газете «Франкфуртер цайтунг». Публикация датирована 13 ноября 1940-го – за год до нападения японской авианосной армады на главную военно-морскую базу США на Тихом океане Перл-Харбор. 

 

Кроме предостережений о нападении Германии, Зорге удавалось добывать множество иной стратегически важной информации. Историки считают, что он мог спасти США от катастрофы в Перл-Харборе. Уже в конце сентября 1941 года, когда стала реальной угроза разоблачения, разведчик сумел узнать у одного из высокопоставленных флотских начальников сведения о готовящейся атаке японского флота на американскую базу. Информация была немедленно передана в Центр. Но Сталин в силу только ему понятных причин распорядился не делиться этими данными с Вашингтоном… 

 

Прежде чем перейти в разведку, Зорге был ученым, философом, востоковедом журналистом, аналитиком с глубочайшими познаниям во многих областях. В одном из своих писем к жене Кате Зорге писал: «Если бы мне довелось жить в условиях мирного общества и в мирном политическом окружении, то я бы, по всей вероятности, стал бы ученым или взялся бы вести несколько курсов в университете. По крайней мере, одно я знаю точно: профессию разведчика я не избрал бы в любом случае». 

 

Впрочем, он реализовался в упомянутых ипостасях, став еще и профессиональным разведчиком. Тогдашний глава разведупра Ян Берзин, последовательно подводя Зорге к работе в интересах Страны Советов, умело использовал его научный потенциал, тягу к совершенствованию познаний, владение языками. И конечно, контактность, умение находить подход к людям. Берзин, сам будучи интеллектуалом и тонким психологом, поначалу просто предложил будущему разведчику поработать на Востоке, расширить познания в области экономики, истории, культуры, лингвистики. Именно этим и занимался первые годы в Китае и Японии русский немец, родившийся в 1895 году интернациональном городе Баку, на юге Российской империи…

 

В Токио Зорге за сравнительно короткое время сумел войти в доверие к самым высокопоставленным лицам. Он имел контакты с премьер-министром, военными, представителями дзайбацу (крупных монополий), бизнесменами, дипломатами. О том, в какой степени Рихарду доверял сам посол рейха в Токио Ойген Отт (Eugen Ott, 1889 -1977), говорит хотя бы тот факт, что наш разведчик редактировал его донесения в Берлин. Разумеется, не без пользы для дела: об их содержании незамедлительно узнавал Центр. 

 

Продолжение следует

 

Владимир Рощупкин, кандидат политических наук

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...