Версия для печати

Страшнее Сталинграда

75 лет назад началась операция «Багратион»
Стрелец Михаил Уткин Александр

«К войне не идет слово «торжество», и все-таки все происходившее за эти полтора месяца на всех трех Белорусских и Первом Прибалтийском фронтах было торжеством над немцами, над их железным катком, в 1941-м как раз тут быстрее и страшнее всего прокатившимся через нашу прорванную оборону, через наши оказавшиеся бесполезными противотанковые рвы, через наши не успевшие взлететь на воздух мосты и через наши собственные полурастоптанные в те дни души, в которых что-то до конца разогнулось и распрямилось только теперь, в это лето».

Наверное, лишь талант Константина Симонова, оказавшегося свидетелем и разгрома советского Западного фронта в июне 1941-го, и блистательных побед Красной армии три года спустя, позволяет столь ярко оценить итог Белорусской стратегической наступательной операции, план которой получил кодовое название «Багратион». Она по праву считается одной из крупнейших не только во Второй мировой, но и во всей военной истории человечества.

«Белорусский балкон»

Оборонявшаяся в Белоруссии германская группа армий «Центр» насчитывала 850–900 тысяч человек, имела до 10 тысяч орудий и минометов, 900 танков и САУ, 1350 самолетов. Вдобавок на втором этапе операции ее поддерживали соединения правого фланга ГА «Север» и левого – ГА «Северная Украина», на подмогу были переброшены резервы с запада Европы и различных участков Восточного фронта.

В ГА «Центр» входили 2-я полевая армия – удерживала район Пинска и Припяти (командующий генерал Вальтер Вайс), 9-я па – обороняла территорию по обе стороны Березины юго-восточнее Бобруйска (генерал Ханс Йордан, после 27 июня – генерал Николаус фон Форман), 4-я па (генерал Курт фон Типпельскирх, после 30 июня – генерал Винценц Мюллер) и 3-я танковая армия (генерал Георг Рейнгардт), занимавшие междуречье Березины и Днепра, а также плацдарм от Быхова до района северо-восточнее Орши. Кроме того, соединения 3-й та стояли под Витебском.

Фронт в Белоруссии долгое время стоял на месте, и немцы успели создать развитую систему обороны

Командующим ГА «Центр» был фельдмаршал Эрнст Буш (28 июня его сменил фельдмаршал Вальтер Модель). Начальником его штаба являлся генерал Ганс Кребс (именно он в мае 1945-го подпишет акт о капитуляции сражавшихся в Берлине немецких войск, после чего застрелится).

С советской стороны в операции участвовали около 1 миллиона 200 тысяч человек в составе четырех фронтов: 1-го Прибалтийского (генерал армии Иван Баграмян), 3-го Белорусского (генерал-полковник Иван Черняховский), 2-го Белорусского (генерал-полковник Георгий Захаров), 1-го Белорусского (генерал армии Константин Рокоссовский). Координатором действий 1 и 2-го Белорусских фронтов был маршал Георгий Жуков, 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского – начальник Генерального штаба РККА маршал Александр Василевский. Была задействована и Днепровская военная флотилия (командующий – капитан 1-го ранга Виссарион Григорьев).

Необходимо отметить, что к лету 1944-го линия советско-германского фронта подошла к рубежу Витебск – Орша – Могилев – Жлобин, образовав огромный клин, обращенный на восток, так называемый Белорусский балкон. И если зимой-весной на Украине РККА удалось добиться серии впечатляющих успехов (была освобождена почти вся территория УССР, вермахт и войска союзников Германии понесли тяжелые потери в цепочке «котлов»), то попытки тогда же прорваться в глубь Белоруссии, напротив, закончились безрезультатно. В мемуарах «Солдатский долг» Рокоссовский отмечал: «Противник перебросил с запада свежие силы и остановил наступление 1-го Украинского фронта. Бои приняли затяжной характер, и это заставило Генеральный штаб и Ставку перенести главные усилия на новое направление».

В книге Александра Василевского «Дело всей жизни» читаем: «Конфигурация фронта в Белоруссии представляла собой к тому времени огромный выступ на восток площадью около 250 тысяч квадратных километров... Нависая над правым крылом 1-го Украинского фронта, выступ создавал с севера угрозу коммуникациям этого фронта и способствовал обороне фашистских подступов к границам Польши и Восточной Пруссии. Поэтому немецкое командование стремилось удержать выступ во что бы то ни стало и уделяло его обороне исключительное внимание».

Вперед – на Минск и Вильнюс

Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин принял окончательное решение о проведении летней кампании 1944 года в конце апреля. Замначальника Генерального штаба Алексею Антонову было дано указание организовать разработку планов предстоящих операций, в том числе по освобождению Белоруссии. 20 мая «Багратион» был готов, в Ставку вызвали Василевского, Антонова, Жукова. 22 мая там же выслушали соображения по поводу операции Баграмяна, Черняховского и Рокоссовского.

Окончательно утвержденный план предусматривал нанесение трех мощных ударов. 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты наступали в общем направлении на Вильнюс с разгромом витебской группировки противника и охватом его соединений с севера восточнее Минска. 1-й Белорусский фронт должен был вначале ликвидировать бобруйскую группировку, затем развивать наступление в направлении на Слуцк – Барановичи и охватить с юга и юго-запада вражеские войска у столицы БССР. 2-му Белорусскому фронту во взаимодействии с левофланговой группировкой 3-го Белорусского и правым флангом 1-го Белорусского фронтов предписывалось двигаться на Минск.

Действия советских войск, как никогда ранее, соответствовали замыслу операции и поставленным задачам

Между тем Адольф Гитлер и верховное командование вермахта (ОКВ) полагали, что крупного наступления советских войск следует ожидать на Украине, севернее Карпат. Считалось, что из района южнее Ковеля советские войска нанесут удар в сторону Балтийского моря, стараясь отрезать группы армий «Центр» и «Север» от Германии. Для парирования возможной угрозы были выделены большие силы. ГА «Северная Украина» получила семь танковых, две танково-гренадерские дивизии, а также четыре батальона тяжелых танков «Тигр». Тогда как ГА «Центр» имела одну танковую, две танково-гренадерские дивизии и один батальон тяжелых танков. А еще в ОКВ опасались удара по Румынии – по нефтяным полям Плоешти.

Кстати, в апреле командование ГА «Центр» предложило высшему военному руководству Третьего рейха сократить линию фронта в Белоруссии и отвести войска за Березину. Но эта инициатива была отвергнута, Бушу и Кребсу приказали удерживать прежние позиции, а Витебск, Оршу, Могилев и Бобруйск превратить в крепости с расчетом на круговую оборону, возможную борьбу в окружении. Для инженерных работ широко использовался принудительный труд местных жителей.

Вместе с тем немецкая авиация, радиоразведка, агентура абвера и СД не смогли вскрыть подготовку советским командованием крупной операции в Белоруссии. Группам армий «Центр» и «Север» прогнозировали спокойное лето, ситуация внушала так мало опасений, что фельдмаршал Буш за три дня до начала наступления РККА отправился в отпуск. Но все же фронт в Белоруссии долгое время стоял на месте, и немцы успели создать развитую систему обороны. Она включала, помимо городов-крепостей, многочисленные полевые укрепления, дзоты, блиндажи, сменные позиции для артиллерии и пулеметов. Большую роль враг отводил природным препятствиям.

«Катастрофа невообразимых размеров»

По характеру боевых действий и содержанию задач «Багратион» делится на два этапа. В ходе первого – с 23 июня по 4 июля – были проведены пять фронтовых операций: Витебско-Оршанская, Могилевская, Бобруйская, Полоцкая и Минская. Второй этап – с 5 июля по 29 августа – включал еще пять: Шяуляйскую, Вильнюсскую, Каунасскую, Белостокскую и Люблин-Брестскую.

Наступление 1-го Прибалтийского, 3 и 2-го Белорусских фронтов началось 23 июня. Сутками позже в сражение включился 1-й Белорусский фронт. Наступлению предшествовала разведка боем. Действия советских войск в ходе операции «Багратион», как никогда ранее, точно соответствовали замыслу и полученным задачам. Уже за первые 12 дней напряженных боев были разгромлены главные силы ГА «Центр». Части РККА, продвинувшись на 225–280 километров при среднесуточном темпе 20–25 километров, освободили большую часть Белоруссии. В районах Витебска, Бобруйска и Минска удалось уничтожить или нанести тяжелое поражение в общей сложности около 30 немецким дивизиям. Были созданы условия для последующего наступления на шауляйском, вильнюсском, гродненском и брестском направлениях.

Успех Белорусской операции Ставка своевременно использовала для решительных действий на других участках советско-германского фронта. Они активизировались от Балтийского моря до Карпат. 17–18 июля советские войска пересекли государственную границу СССР с Польшей. К 29 августа достигли рубежа Елгава, Добеле, Августов и рек Нарев и Висла.

Красная армия, начав 23 июня воплощать в жизнь план «Багратион» на фронте в 700 километров, к концу августа продвинулись на 550–600 километров к западу, расширив фронт наступления до 1100 километров. От немецких оккупантов была очищена обширная территория Белоруссии и частично восточная Польша. Советские войска вышли на подступы к Варшаве и к границе с Восточной Пруссией.

17 дивизий и три бригады вермахта прекратили существование, а 50 дивизий, потеряв более 50 процентов личного состава, утратили боеспособность. Безвозвратный урон германских войск достигал полумиллиона солдат и офицеров.

«Багратион» показал яркие примеры высокого мастерства советских полководцев и военачальников, внес заметный вклад в развитие стратегии, оперативного искусства и тактики, обогатил практику вооруженного противоборства опытом окружения и уничтожения крупных группировок врага в короткие сроки и в самых различных условиях обстановки. Была успешно решена задача прорыва мощной обороны противника, а также быстрого развития успеха в оперативной глубине за счет умелого использования крупных танковых объединений и соединений.

В борьбе за освобождение Белоруссии советские воины проявили массовый героизм. 1500 человек стали кавалерами «Золотой Звезды», сотни тысяч награждены орденами и медалями. Это были представители всех национальностей СССР.

Победы давались нелегко: Красная армия потеряла до 178,5 тысячи только погибшими и пропавшими без вести.

Очень важную роль в освобождении БССР сыграли партизанские формирования. К лету 1944 года на белорусской территории действовали примерно 140 тысяч народных мстителей. За несколько дней до начала операции «Багратион» они нанесли ряд чувствительных ударов по оккупантам. Партизаны уничтожали их транспортную инфраструктуру, линии связи, фактически парализовали тыл врага в самый ответственный момент. Во время операции партизаны уничтожили свыше 15 тысяч и взяли в плен более 17 тысяч вражеских солдат и офицеров.

Нельзя забывать и о вкладе тыла РККА. Ведь для проведения операции требовалось 400 тысяч тонн боеприпасов, около 300 тысяч тонн горючего, свыше 500 тысяч тонн продовольствия и фуража. И все это четыре фронта своевременно получили.

Мировая общественность по достоинству оценила события на советско-германском фронте. Политические и военные деятели Запада, дипломаты и журналисты подчеркивали их значительное влияние на дальнейший ход Второй мировой войны. «Стремительность наступления ваших армий изумительна», – писал президент США Франклин Рузвельт 21 июля 1944 года Сталину. В телеграмме главе советского правительства от 24 июля премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль назвал события в Белоруссии победами огромной важности.

Профессор Эдинбургского университета, известный британский специалист по военно-стратегическим проблемам Джон Эриксон в книге «Дорога на Берлин» подчеркивал: «Разгром советскими войсками группы армий «Центр» явился их самым крупным успехом, достигнутым... в результате одной операции. Для германской армии... это была катастрофа невообразимых размеров, большая, чем Сталинград».

Опубликовано в выпуске № 24 (787) за 25 июня 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...