Версия для печати

Как две пули с Ю-87 кабину Як-7Б в паровую ловушку превратили

Почему же я весь мокрый, жжет, а пламени нет?
Кустов Максим

С какими только опасностями не сталкивались летчики в поврежденных в боях самолетах. Дважды Герой Советского Союза Арсений Васильевич Ворожейкин, например, описал в мемуарах ситуацию, когда он в кабине своего Як-7Б в настоящей паровой ловушке оказался.

Летом 1943 года он с товарищами на Курской дуге атаковал немецкие пикирующие бомбардировщики Ю-87. Расстреливал пикировщика, видя, как из него дым пошел и что с него «ошметки падают». Надеялся, что немец рассыплется в воздухе, и, может быть, его обломки другие бомбардировщики зацепят.

 

Но тут ему самому досталось: «Раздался какой-то глухой взрыв, меня обдало жаром и заволокло чем-то горячим, серым… Столкнулся? Странное дело - не чувствую никакого удара, только нестерпимо жжет лицо, задыхаюсь. Сбит? Горю? Скорее прыгать! Сжариться живым - никакого желания».

 

Вот только покинуть машину летчику не удалось: «Отстегиваю привязанные ремни. Скорей из пекла! Пытаюсь открыть фонарь - ни с места. Что за черт? Еще попытка. Безрезультатно. Грохочу кулаком, дергаю руками - фонарь точно приварен к машине».

 

Несколько попыток сбросить фонарь оказались столь же безрезультатными. Постепенно пилот понял, что произошло: «Я пытаюсь разглядеть кабину, но очки заволокло густым дымом. Странное дело: почему нет запаха гари и бензина? Хочется освободиться от очков. Зная, что этого сделать нельзя (огонь выжжет глаза), протираю стекла. На них подтеки. Догадываюсь, что кабина заполнена не дымом, а паром. Значит, поврежден мотор, и из него хлынула вода вместе с паром. Ослепление через две-три минуты должно пройти: вода кончится в радиаторе. Как раньше не догадался об этом? Не зря самолеты с мотором водяного охлаждения у нас называли самоварами».

 

Ворожейкин достал ТТ и выстрелил в стекло фонаря, раз его сбросить не удалось. Потом стволом выбил осколки. Пар из кабины улетучился…

 

Кое-как, с приключениями, удалось дотянуть до своего аэродрома и приземлиться. При осмотре самолета выяснилась картина произошедшего: «Снизу он был весь в масле. В капоте мотора чернела одна маленькая пулевая пробоина - вот что вывело машину из строя. Почему же фонарь не открылся? Оказывается, в паз, по которому он двигался, угодила другая пуля и заклинила».

 

Удалось определить, что прилетели обе пули снизу. «Зацепил» Ворожейкина стрелок расстрелянного им Ю-87, успел-таки напоследок. А ведь стрелок «лапотника», так наши летчики Ю-87 называли из-за неубирающегося шасси, мог стрелять в верхнюю полусферу и назад. Вниз он стрелять не мог. Снизу можно было атаковать, не опасаясь ответного огня.

 

Перед атакой летчик успел подумать об этом, но решил: «Может, и так обойдется?». Не обошлось. И опытный истребитель Ворожейкин, свою первую Золотую Звезду Героя Советского Союза заработавший еще на Халхин-Голе в 1939 году, из-за двух попавших в его самолет пуль оказался заблокированным в паровой ловушке, в которую кабина его машины превратилась. Мужество, опыт и везение помогли ему уцелеть.

 

Но сколько же раз эта надежда на то, что и «так обойдется», заканчивалась трагически - кто сможет это подсчитать?

 

Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...