Версия для печати

Всерьез и надолго

Лавренюк Василий
Начальника Службы расквартирования и обустройства Министерства обороны Российской Федерации генерал-полковника Анатолия Владимировича Гребенюка трудно застать в его рабочем кабинете в Большом Знаменском переулке. Большую часть времени занимают у него командировки по стране, причем, как правило, в проблемные регионы, "горячие" точки. Например, на Северный Кавказ и Чеченскую Республику. Вместе с начальником Службы в одну из поездок отправился корреспондент "ВПК".

Сегодня во многих гарнизонах СКВО полностью решена жилищная проблема.
Фото Василия ЛАВРЕНЮКА


КАК ИДЕТ ОБУСТРОЙСТВО ВОЕННЫХ ГАРНИЗОНОВ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ


Начальника Службы расквартирования и обустройства Министерства обороны Российской Федерации генерал-полковника Анатолия Владимировича Гребенюка трудно застать в его рабочем кабинете в Большом Знаменском переулке. Большую часть времени занимают у него командировки по стране, причем, как правило, в проблемные регионы, "горячие" точки. Например, на Северный Кавказ и Чеченскую Республику. Вместе с начальником Службы в одну из поездок отправился корреспондент "ВПК".
{{direct_hor}}
- Главная твоя задача - не отстать от колонны, - инструктировал меня начальник командно-диспетчерского пункта (КДП) Службы расквартирования и обустройства Минобороны полковник Василий Коморников. - Так что смотри в оба, как говорится, "варежку не разевай". Особенно в Чечне.

Напутствие оказалось очень даже кстати, но его ценность я понял лишь позже, в Троицком (район Карбулака, на границе Чечни и Ингушетии), когда действительно наша машина отстала от колонны, устремившейся на большой скорости в сторону Моздока... Но об этом чуть позже.

БУДЕННОВСК

Во время всей командировки меня не покидало ощущение какой-то гонки, стремления объять необъятное, решить массу вопросов сейчас и сегодня. Причем, вопросов, цена которым - большие государственные средства, судьбы людей, гарнизонов. Например, строить или не строить тут дома, казармы, общежития, какие и куда перебрасывать силы и средства.

...Первый пункт остановки - Буденновск. На аэродроме нас встречает командующий войсками Северо-Кавказского военного округа (СКВО) Герой России генерал армии Александр Иванович Баранов. Не успели успокоиться двигатели нашего самолета, а кортеж легковых машин уже несется в сторону военного городка отдельной мотострелковой бригады. Соединение полностью переводится на контрактную основу. Нам показывают несколько казарм, специально переоборудованных для проживания военнослужащих по контракту. "Кубриковая" система, солдаты живут в комнатах по три-четыре человека. Тут же в "кубрике" душ, туалет, умывальники, кладовая для личных вещей.

- Мы должны прийти к оптимальному варианту размещения контрактников, - говорит генерал Анатолий Гребенюк. - По такой же схеме в рамках Федеральной целевой программы будем строить общежития и в других регионах.

Внимание к гарнизонам СКВО легко объяснимо - это самый боевой и самый большой по численности войск округ. В этом году тут, по словам генерала армии Александра Баранова, планируется перевести на контракт 6 соединений и частей постоянной боевой готовности численностью более 12 тыс. человек. До 2008 г. будет переведено 20 соединений и воинских частей общей численностью более 57 тыс. человек, в том числе сержантов и солдат по контракту более 46 тыс.

В Буденновском гарнизоне уже построено 5 новых общежитий на 300 человек каждое. Мы побывали в некоторых из них... Осмотр гарнизонных новостроек и блиц-совещание со строителями в Буденновске заняли буквально час-полтора. Машины снова несутся на аэродром, где нас уже ждут два вертолета, ощетинившихся курсовыми пулеметами. Достаю фотоаппарат и пытаюсь сфотографировать комиссию на фоне "вертушек".

- Не надо снимать, - останавливает меня полковник Виктор Кимсанханов, - нельзя перед полетом. Есть такая примета...

Молча подчиняюсь. Впереди - Чечня.

КАЛИНОВСКАЯ

Калиновская встретила нас ясной солнечной погодой и... резкими порывами колючего холодного ветра со стороны далеких гор. Снова поездка по строительным площадкам. Гарнизон, в котором размещается гвардейский мотострелковый полк, основательно укреплен, на въездах и выездах - бетонные блоки, вооруженные, в касках и бронежилетах автоматчики. Военный городок, основательно разрушенный в ходе военных действий, сейчас обустроен и смотрится очень даже прилично. Но, опять же, перевод на контрактную службу требует новых стандартов размещения. Тут же рядом с новыми домами роют котлованы для будущих общежитий.

- Проблем с жильем в Калиновской пока нет, - объясняет начальник КЭУ СКВО полковник Николай Юношев. - Но это пока... Дело в том, что офицеры привозят семьи. А для них надо создавать соответствующую социальную инфраструктуру, строить садики, школу, открывать бытовые учреждения.

Вокруг комиссии то и дело крутятся какие-то гражданские люди, как потом оказалось, поставщики стройматериалов и подрядчики. В основном, представители местного чеченского бизнеса. Генерал Анатолий Гребенюк интересуется, как и на каких условиях они работают, кто и когда проводил конкурсы и тендеры, как положено по закону.

И еще - это уже чисто "местная" особенность, - согласовывались ли подрядчики с компетентными органами. Вопрос не праздный. Достаточно вспомнить трагическое событие в Грозном 9 мая прошлого года. Ведь президент Чечни Кадыров погиб от снаряда, который задолго до торжественного мероприятия вмонтировали в трибуну местные строители.

Как рассказывал мне один из сведущих людей, в свое время военные строители работали в Чечне на всех важных государственных и военных объектах. Но местные власти (в том числе и бывший покойный глава Чечни) настояли на том, чтобы отдать подряды на строительство чеченским организациям. Отдали, как просили...

Теперь уже местные власти, наученные горьким опытом, при возведении принципиально важных объектов стараются снова прибегать к помощи строителей в погонах. Так, к примеру, Служба расквартирования и обустройства Минобороны возводила в последнее время по заказу правительства Москвы Дом правительства Чеченской Республики и Зал инаугурации...

Что касается Калиновской, то гарнизон здесь был обустроен, пожалуй, быстрее и лучше других военных городков Чечни. Правда, до сих пор практически в центре городка находятся полуразрушенные здания, судьбу которых надо решать на месте прибывшему начальству. Специалисты получают задание просчитать и доложить в короткие сроки, как их можно использовать, что проще - возводить новые объекты или восстанавливать эти? Но это, как говорится, задание на дом, решение должно быть принято к следующему приезду комиссии...

ХАНКАЛА

Вертолеты несутся друг за дружкой буквально над крышами домов и верхушками деревьев. Изредка отстреливают "тепловые ловушки". Внизу сквозь туманную дымку проявляются лоскутки огородов, уже освобожденные от большого снега поля. Кое-где видны даже пашущие землю тракторы... Но в основном внизу - неухоженная и запущенная земля. Почему-то похожа на Луну с кратерами: изрыта какими-то ямами, окопами, траншеями... В голову лезут дурные мысли: чего стоит затаиться в таком окопчике боевику и произвести выстрел...

Буквально накануне недалеко от этого маршрута потерпели катастрофу один за другим два вертолета федеральных сил. По предварительным данным, вроде бы один зацепился за линию электропередач, другой упал по техническим причинам. Но это по предварительным данным. Истинные результаты расследований, как правило, остаются неизвестны...

Обычно шумная компания жизнерадостных полковников в вертолете хранит полное молчание. До самой посадки в Ханкале.

Несмотря на проливной дождь со снегом, рассаживаемся по машинам и несемся по разбитым дорогам на строительные площадки. Пояснения дает начальник 437-го строительного управления полковник Леонид Жемга. Именно на эту прославленную строительную организацию возложена задача по созданию военной инфраструктуры Чеченской Республики.

Будущим историкам еще предстоит изучить тот блестящий маневр силами и средствами, которые осуществил пять лет назад военно-строительный комплекс. Тогда буквально в боевых порядках танкистов, мотострелков и спецназовцев шли военные строители и начинали восстанавливать объекты в Чечне. Силы собирали со всей страны: управление пришло со Ставрополя, военно-строительные отряды и батальоны перебрасывались, как в сорок первом, из Сибири, с Дальнего Востока, Севера, Поволжья. В кратчайший срок была создана мощная военно-строительная группировка, начато обустройство 42-й гвардейской дивизии, отдельной бригады Внутренних войск, пограничников. Были возведены военные городки со всей полагающейся инфраструктурой в Ханкале, Калиновской, Борзое, Шали.

- Знаете, когда мы поверили, что федеральные силы пришли всерьез и надолго? - говорил мне один из рабочих-чеченцев. - Когда с началом второй войны началось массированное обустройство войск, возведение гражданских объектов. Такого не было во время первой кампании...

Строители выполняли и выполняют важную политическую функцию - демонстрируют решимость государства защитить и укрепить целостность России, обустроиться на Северном Кавказе на века.

О важности обустройства Чечни говорят и такие факты: из 3 млрд. руб., выделенных в рамках ФЦП по переводу войск на контрактный принцип комплектования в огромном Северно-Кавказском военном округе, 1,5 млрд. руб. пойдет на строительство объектов в 42-й гвардейской мотострелковой дивизии. В самой Ханкале уже в капитальных зданиях размещены управление дивизии, мотострелковый полк, завершены работы по строительству общежития на 540 мест. В основательных постройках расквартированы и полки в Калиновской, Борзое, Шали.

- Сейчас мы несколько меняем акценты в строительстве объектов. На первый план выходит задача возведения жилых домов, объектов соцкультбыта, - говорит полковник Леонид Жемга. - В Ханкале ведутся работы по строительству двух жилых домов на 180 квартир, детского садика на 60 мест, прачечной с химчисткой. Три жилых дома на 164 квартиры, школа на 100 мест, детский садик на 60 мест возводятся в Шали. Четыре жилых дома на 24 квартиры каждый, детский садик на 58 мест, баня и прачечная будут построены в Борзое.

Я обратил внимание, что на стройках подавляющее большинство рабочих - местные жители. Работать в военно-строительном управлении в республике, где царит, по сути, тотальная безработица, считается за большую удачу.

- Знаете, сколько у нас получают местные жители? - спрашивает Леонид Васильевич. - От 10 до 20 тыс. руб., в зависимости от квалификации и объема выполненных работ. Для Чечни такие заработки очень даже приличные.

Спрос рождает предложение. Обилие рабочей силы дает возможность тщательно проводить отбор нужных специалистов. Естественно, каждая кандидатура проходит проверку в компетентных органах.

Во времена Союза чеченцы "шабашили" по всей стране. Даже Басаев отметился в этой роли... Теперь многие потеряли строительные навыки. Но тем не менее...

- Каменщики среди них - исключительные, - говорит Леонид Жемга. - Газосварщики хорошие. Золотые руки. А вот что касается других специальностей - похуже. Мы стараемся для пришедших к нам рабочих организовать какой-то строительный "ликбез", обучить их, а потом смотрим: если все нормально - то человек остается, если не получается - расстаемся...

Что уж говорить, если работать в Ханкалу приезжают жители близлежащих регионов, к примеру, из Дагестана. Так что выбирать специалистов есть из кого.

ГРОЗНЫЙ

Грозный - город контрастов. Они особенно заметны человеку со стороны, с "незамыленным" взглядом. Разрушенные до основания целые кварталы, особенно, в районе площади Минутка, и тут же возникающие среди руин белоснежные, как паруса в море развалин, административные здания, яркие островки красочно оформленных автозаправочных станций. Тут же рядом с АЗС стоят люди и продают бензин (по-видимому, самопальный) в стеклянных трехлитровых банках. По ценам, кстати, несильно отличающимся от московских заправок...

Поразило также обилие автомашин на улицах Грозного. По большей части это подержанные "Жигули" и "Москвичи", хотя попадались и довольно новые иномарки. Говорят, республика поднялась, особенно в прошлом году, на выплатах за разрушенное жилье.

Погода с утра была явно не летная, поэтому по городу Грозному и по территории Чечни нам предстояло передвигаться на машинах. Автомобили подобрали (не знаю, специально ли) с местными номерами, отдав предпочтение подержанным отечественным машинам, с водителями-чеченцами. Охрана заняла свои места в неприметных "уазиках"-санитарках. Вырвавшись за пределы военной базы в Ханкале, разношерстная колонна машин буквально растворилась в автомобильном потоке Грозного. Благо, что всем был известен первый объект посещения - республиканский военкомат.

Недавно отстроенное трехэтажное здание с примыкающими к нему пристройками находилось под усиленной охраной. Военком, подтянутый генерал-майор Саид-Селим Цуев, с удовольствием показывает прекрасно отделанные помещения военкомата, столовую, сборный пункт, свой кабинет. Рассказывает, что еще надо сделать, но для этого нужны средства... Начальник Службы расквартирования и обустройства внимательно слушает собеседника, обходит территорию, но не спешит с обещаниями. Время поджимает, приходится, отказываясь от традиционного "чаепития", собираться в дорогу. Фотографируемся на память на "крыльце" военкомата и снова - в путь.

Чуть позже, уже в Москве, мне стали известны две новости, связанные с посещением военкомата. Оказывается, буквально за полчаса вблизи него было обезврежено взрывное устройство (приглашение посетить учреждение мы получили накануне вечером). И второе: по телеграфной ленте одного из официальных информационных агентств прошло заявление Саида-Селим Цуева о том, что в "Чечне отменен весенний призыв". Значит, так и останутся пустующими помещения здания военкомата, на восстановление и капитальный ремонт которых потрачено столько денег.

ТРОИЦКОЕ, ИНГУШЕТИЯ

В Троицком, на границе Чечни и Ингушетии, генерал-полковник Анатолий Гребенюк вместе с командующим войсками СКВО должен был вручать в торжественной обстановке ключи от квартир счастливым новоселам. Событие знаковое, учитывая, что в гарнизоне с вводом в строй очередных двух домов на 52 квартиры (всего построено 10 домов) полностью решалась жилищная проблема.

Кстати, чуть позже выяснилось, что в Северо-Кавказском военном округе есть и другие гарнизоны, например, недалеко от Краснодара, в Молькино, в Лесной Сказке, где прибывший с семьей к месту службы офицер, прапорщик сразу же получает ключи от квартиры. Правда, пока от служебной.

- Идеология решения жилищной проблемы в армии и на флоте предельно простая, - говорит Анатолий Владимирович Гребенюк. - Пока офицер, прапорщик служит - он должен обеспечиваться служебным жильем. Увольняется, выслужив положенный срок, - пожалуйста, получай квартиру постоянную. Этот принцип мы уже реализуем во многих гарнизонах. Фонд служебного жилья сформирован в данный момент на 80%.

Но это так, к слову.

Прежде чем перейти к торжественному мероприятию, генерал-полковник Анатолий Владимирович Гребенюк, верный своей привычке вначале решить рабочие, организационные вопросы, тут же провел совещание со строителями и коммунальщиками. Начальник местной КЭЧ был застигнут врасплох незнанием тарифных расценок на воду, электроэнергию, газ. Вроде бы не дело начальника Службы вникать в такие "мелочи", но, с другой стороны, смотрите, что получается. Местные власти, пытаясь обобрать военных как липку, устанавливают свои тарифы за коммунальные услуги. А ведь есть постановление правительства, что военные части и учреждения должны платить тарифы за коммунальные услуги, исходя из установленных на федеральном уровне расценок. Они, как правило, ниже местных. Так что, зная закон и отстаивая интересы военного ведомства, начальник местной КЭЧ может сэкономить значительные государственные средства. Которые, кстати, идут на строительство новых домов для военнослужащих.

Надо было видеть счастливые лица офицеров, прапорщиков, получивших из рук начальника Службы расквартирования и обустройства Минобороны и командующего округом ключи от квартир, чтобы понять: вот он - венец труда строителей, инженеров, проектировщиков.

Когда один из присутствовавших на новоселье журналистов спросил у командующего войсками СКВО генерала армии Александра Ивановича Баранова, удастся ли набрать воюющему округу необходимое количество контрактников (платят мало, риска много), то услышал в ответ:

- Почему вы все мерите деньгами? Мы ведь готовы сразу же предоставлять контрактнику такое вот прекрасное жилье, благоустроенные общежития. Где еще человек может рассчитывать на такие условия? Будет больше жилья - больше будет и желающих служить. Хотя на Руси издревле служили больше за идею, а не за материальные блага...

Что касается Троицкого, то в этом гарнизоне создан служебный фонд на сто процентов военнослужащих. То есть, нет здесь бесквартирных офицеров и прапорщиков.

МОЗДОК

Неприятности в командировке, как правило, подстерегают тогда, когда меньше всего ожидаешь их. После торжеств в Троицком планировалось на машинах, на которых мы исколесили пол-Чечни, выдвигаться колонной в Моздок. Уверенный в том, что у меня есть еще время поговорить с новоселами и поснимать новостройки, я с увлечением занялся привычным для меня делом.

- А это не ваши машины выехали в сторону Моздока? - вдруг спросил у меня подошедший офицер. Я увидел выдвинувшиеся уже к КПП первые автомобили и поспешил наперерез последней замыкающей колонну "Ниве". Но минутная задержка обернулась тем, что мы упустили из виду другие машины. Они выскочили на изобилуемую поворотами, придорожными постройками и деревьями трассу и на большой скорости скрылись из виду. Случилось то, о чем предупреждал еще в Москве Василий Коморников: мы отстали от колонны. Ситуация осложнялась тем, что у нас не было топографической карты района, а водитель-чеченец из Грозного не знал дороги до Моздока.

Надо отдать должное старшему машины полковнику Александру Балдину. На первом же крупном блокпосту недалеко от Карабулака (кстати, на том самом, где летом прошлого года боевики расстреляли десятки сотрудников МВД и военнослужащих) Александр Геннадьевич постарался получить максимум информации, как проехать к Моздоку. Потом нас будут останавливать почти на каждом перекрестке вооруженные люди, но Балдин ни на одном из пунктов даже вида не подал, что мы "блудим" и не знаем куда ехать.

Проскочив в одном месте нужный поворот (указателей, естественно, никаких нет), мы втянулись в горный серпантин. Поскольку напутствовавшие нас на первом блокпосту военные говорили, что мы должны по пути к Моздоку перевалить какой-то горный перевал, то все подумали, что едем в правильном направлении. Только где этот перевал?

Мы въехали на обыкновенную разбитую горную трассу, всю в колдобинах и заваленную камнями различного размера. Иногда попадались какие-то полуразрушенные и безлюдные селения. Тревожное ощущение того, что мы не туда поехали, нарастало. Водитель на одном из поворотов притормозил и, мигнув фарами, приостановил идущую навстречу "Газель": что-то спросил по-своему и молча тронулся дальше в путь. На вопрос, подсказал ли ему встречный водитель куда ехать, ответил: "Он не знает".

Когда мы уже были близки к отчаянию, вдруг на одном из горных поворотов увидели почти сюрреалистическую картину. Представьте себе какие-то два-три полуразрушенных одноэтажных строения, прилепившихся к горной гряде. И рядом с ними у калитки стоит в новенькой, с иголочки, парадной форме, в фуражке с блестящей золотой кокардой и ремешком... милиционер. И вокруг - ни души. Делать нечего, притормаживаем.

- Уважаемый, - слегка заискивающе обращается к милиционеру Александр Балдин. - Как проехать к Моздоку? Мы на правильном пути?

- А как вы здесь оказались? - удивился наш собеседник. - Это вы так в горную Чечню попадете. Назад надо возвращаться, километров тридцать проехать, а там на перекрестке у зеленой будки-кунга (она пустая) надо повернуть налево. И прямо, никуда не сворачивая...

Делать нечего, перепроверить информацию не у кого, пришлось разворачивать "оглобли". Хотя, не скрою, на душе было неспокойно. Горный милиционер не подвел. Действительно, минут через сорок у пустого, разбитого "кунга" мы свернули налево на дорогу, которая вскоре вывела нас на перевал и потом уже на равнину. У подножья гор дорогу нам преградил ощетинившийся огневыми точками блокпост. Нас пропустили на территорию Осетии только после основательной проверки. Все-таки люди спустились с гор. А то, что в форме и с правильными документами - так это, похоже, еще больше вызывало подозрение и беспокойство и у вооруженных людей на блокпосту.

Уже на подъезде к Моздоку на связь вышел руководить нашей группы: приказал сразу же ехать на аэродром. Мол, самолет стоит под парами. Вылетаем в Краснодар. А потом в Армавир, Зеленчукскую, Ботлих...

- А как же обед? - интересуюсь у старшего машины. - Может, к столовой подъедем?

- Какой обед? - удивился Балдин. - Пролетели с обедом...

* * *
Командировка на Северный Кавказ оказалась короче на полдня. Начальника Службы расквартирования и обустройства Министерства обороны вызвали в Москву. Через день-два предстояла поездка с министром обороны и начальником Генерального штаба на Крайний Север и в Ленинградский военный округ. Вопрос все тот же: обустройство войск и поддержание в рабочем состоянии огромного жилищно-коммунального фонда военного ведомства. Говорят, возникли проблемы с очистными сооружениями у местных властей на Севере. В рабочем состоянии оказались только наши военные сооружения. Надо помогать гражданским. Деваться некуда, поможем... Лишь бы о нас, когда надо, не забывали. Долг, как говорится, платежом красен.

А что касается Северного Кавказа, так следующий вылет туда - через месяц. После поездки в Таджикистан, Плесецк, Тикси... Из рабочего кабинета на Знаменке ведь не увидишь проблем военного городка на Крайнем Севере, в других регионах, да и нужно периодически проверять, как исполняются твои указания. Железное правило: доверяй, но проверяй.

Василий ЛАВРЕНЮК

Опубликовано в выпуске № 19 (86) за 1 июня 2005 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...