Версия для печати

Две медали «За отвагу» принца датского

Иннокентий Смоктуновский знал цену жизни и смерти
Катрич Наталья
С дочерью Марией. Фото: anews.ru

В феврале 1992 года на сцене Московского художественного академического театра награждали Иннокентия Смоктуновского. Людовику XIV на усыпанный каменьями и пудрой камзол прикрепили медаль «За отвагу», которой в 1943 году был удостоен красноармеец Смоктунович, в мирное время ставший властителем дум нескольких поколений великой страны, которую защищал на Курской дуге.

Спустя полвека сослуживцы по 212-му гвардейскому полку разыскали в архивах приказ № 26Н от 19 ноября 1943 года о награждении: «…9. Связного штаба полка гвардии рядового Смоктунович Иннокентия Михайловича за то, что под обстрелом противника в брод через реку Днепр доставлял боевые донесения в штаб 75-й гвардейской краснознаменной Бахмачской стр. дивизии. 1925 года рождения, б/п, русский, образование 8 классов, призван Красноярским ГВК».

«...Затея была обречена, это понимали все. Мой напарник, лишь войдя в воду, был ранен и не мог держаться со мною рядом. Я же должен был уходить, пытаться прорваться сквозь зону обстрела – такое указание тоже было, и где-то у середины протоки, захлебываясь, едва успевая схватить воздух перед тем, как опять уйти под воду, оглянувшись, увидел, как он, странно разбрасывая руки, боком, как споткнувшийся или пьяный, тяжело падал в воду, барахтался, вставал и опять валился на бок. Я что-то пытался крикнуть ему, но думаю, что это было неверно, глупо, да и просто бесполезно – грохот разрывов усилившегося обстрела (ребята у минометов видели, что я пока все еще жив и на плаву уходил) заглушал все кругом.

Иногда кажется, я специально оставлялся какой-то силой, чтобы в будущем создать моего Мышкина, Гамлета, Циолковского, царя Федора, Войницкого

Пройдя глубокую часть протоки, на бегу оглядываясь, пытался схватить взглядом пройденный участок брода, но никого уже не было: или его снесло течением, или он затонул. Из-за какой-то коряги я еще пытался осмотреть все кругом... но берег и протока были тоскливо пусты. Тот дурацкий пакет я доставил», – так описывал актер в книге «Быть» факт из своей военной биографии.

Иннокентия Смоктуновского наградили медалью, которую в Советском Союзе вручали не по совокупности заслуг, а за конкретное геройство на поле боя.

В декабре того же 1943-го уже под Житомиром он попал в плен. Через месяц с небольшим удалось бежать. Обессиленный, изголодавшийся, сумел доползти до крайней хаты в селе, и его, рискуя жизнями детей и своей, спасла и выходила Василиса Шевчук, которой народный артист помогал потом всем, чем мог. А после ее смерти делал добро детям и внукам. Она же помогла связаться с партизанами из отряда имени Ленина, в котором Смоктуновский воевал до соединения с наступающими частями Красной армии.

В приказе по 41-му стрелковому полку 165-й стрелковой Седлецкой краснознаменной дивизии от 18 февраля 1945 года № 013н читаем: «От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР награждаю медалью «За отвагу»... 6. Командира отделения роты автоматчиков младшего сержанта Смоктунович Иннокентия Михайловича за то, что в боях при прорыве обороны противника 14.1.45 в р-не дер. ЛОРЦЕН его отделение одним из первых ворвалось в траншеи пр-ка, уничтожил при этом около 20 немцев».

Войну старший сержант Смоктунович закончил в Германии, в городе Гревесмюлене.

В своей пронзительной книге воспоминаний актер писал: «Судьба! Что ты такое – судьба! Что, уже каждому раз и навсегда предопределено – как, что, где, когда??? В живых после той ночи остались девять человек, незадетых, нераненых – и того меньше, единицы. Я – один из них. Однако я не делал ничего такого, чего не делали бы все остальные: здесь упасть, отползти, пригнуться, встать за укрытие, переждать секунду артналет, лежа на дне воронки, нырнуть в канаву от летящей сверху бомбы, в общем, я делал все то, что делали все, каждый вокруг нормальный солдат, боец, человек. Других, поступавших иначе, не видел, не знал, за два года беспрерывной фронтовой жизни не встречал ни одного… Так что же это? Случайность? Везение? Иногда кажется: я «специально» (правда, это совсем не то слово) оставлялся какой-то силой или, если угодно, «Кем-то», для того чтобы в будущем создать моего Мышкина, Гамлета, Моисея Моисеевича в «Степи» Чехова, Циолковского, царя Федора, Войницкого в «Дяде Ване» и еще два-два с половиной десятка неплохих работ».

После смерти актера в 1994 году обе медали и одно удостоверение, сохранившееся в семье, в дар Музею Победы передала его дочь Мария Смоктуновская. Они бережно хранятся в музейной коллекции.

Наталья Катрич,
специалист по связям с общественностью Музея Победы

Опубликовано в выпуске № 31 (794) за 13 августа 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...