Версия для печати

Награждали только вернувшихся

В августе 1941-го советские летчики нанесли первые удары по Берлину
Громак Валерий

9 мая 1945 года первый комендант Берлина генерал-полковник Николай Берзарин прислал летчикам Балтики телеграмму: «Вы первыми начали штурм логова фашизма с воздуха. Мы его закончили на земле и водрузили Знамя Победы над Рейхстагом».

В Калининграде познакомился с майором в отставке Иваном Шевченко, который был инициатором проведения встреч ветеранов 1-го минно-торпедного авиационного полка ВВС БФ – того, что первым открыл счет советских бомбовых ударов по столице Третьего рейха. Благодаря его инициативе на здании, где жил в 1941-м летный состав, появилась памятная доска, а на эстонском острове Эзель – стела в честь тех, кто бомбил Берлин. Новые эстонские власти взорвали памятный знак, демонтировали мемориальную доску. На кладбище в Кагуле, где покоятся останки погибших летчиков, осквернили памятник. Но память осквернить невозможно.

«В начале августа 1941 года наш полк базировался в местечке Беззаботном под Ленинградом, – рассказывал мне Иван Трофимович. – 4 августа мы на 20 самолетах перелетели на остров Эзель, сели на аэродром селения Кагул, очень неудобный для взлета и посадки. Но именно отсюда балтийские летчики должны были выполнить решение Верховного командования – в ответ на разрушение наших городов и бомбардировку Москвы ударить по столице фашистской Германии».

От неожиданности оторопел – фашистская столица освещена. А мы у себя на Родине уже столько времени не видели городских огней

Для выполнения задания были выделены лучшие экипажи – 16 самолетов ДБ-3. В августе на Балтике ночи настолько короткие, что совершить удар по Берлину в пределах темного времени не представлялось возможным. Расстояние Эзель – Берлин – Эзель – почти 1800 километров, из них 1300 над морем. Семь часов требовалось, чтобы долететь до гитлеровской столицы, отбомбиться и вернуться на базу, это было почти пределом для этого типа самолетов. Любая задержка – бой с истребителями, попытка обойти грозовой фронт – все, падай в море. Ближе Эзеля в те дни не было ни одного нашего аэродрома.

Оперативная сводка Главного морского штаба ВМФ, которую удалось обнаружить в Центральном военно-морском архиве, гласит: «Первый налет на Берлин был совершен в ночь с 7 на 8 августа, пять самолетов ДБ-3 бомбили Берлин. Над центром города было сброшено 30 бомб типа ФАБ– 100».

Участник тех событий генерал-лейтенант авиации Петр Хохлов вспоминал: «Погода совсем улучшилась. На небе ни облачка. И Берлин мы увидели издалека. Сначала на горизонте появилось светлое пятно. Оно с каждой минутой увеличивалось, разрасталось. Наконец, превратилось в зарево на полнеба. От неожиданности я оторопел – фашистская столица освещена. А мы у себя на Родине уже столько времени не видели городских огней.

Передаю командиру полка:

– Перед нами – Берлин.

– Вижу, – взволнованно отвечает он.

Аэронавигационными огнями Преображенский подает идущим за флагманом экипажам команду: рассредоточиться, выходить на цели самостоятельно. Я вывожу флагманский самолет к Штеттинскому железнодорожному вокзалу. Конфигурация освещенных улиц, площадей четко различима с воздуха. Видно даже, как искрят дуги трамваев, скользящие по электрическим проводам. Отсвечивает в огнях гладь реки Шпрее. Тут не заблудишься, не перепутаешь выбранный объект.

Освещенный город молчит. Ни одного выстрела, ни одного прожекторного луча, устремленного в небо. Значит, противовоздушная оборона и здесь принимает наши самолеты за свои.

Цель! Теперь только цель. Она перед нами – вокзал, опоясанный паутиной рельсовых путей, забитых железнодорожными составами.

– Так держать! – передаю в микрофон командиру корабля. Открываю бомболюки. Снимаю бомбы с предохранителей. Берусь рукой за бомбосбрасыватель. И когда самолет подошел к цели на угол бомбосброса, нажимаю кнопку».

Еще несколько раз бомбили Берлин балтийские летчики. Из оперативной сводки: «Второй вылет – 9 августа, 12 самолетов ДБ-3 сбросили на Берлин 72 бомбы типа ФАБ-100 и 2500 листовок. Третий вылет – 12 августа, восемь самолетов ДБ-3 бомбили Берлин. Сброшено 80 бомб различных типов и 100 тысяч листовок. Четвертый вылет – 15 августа. Берлин бомбили 17 самолетов, сбросили на город 123 бомбы различных типов. Пятый вылет – 19 августа, пять самолетов сбросили на Берлин 24 бомбы различных типов. Шестой вылет – 21 августа, три самолета бомбили Берлин. Седьмой вылет – 31 августа. На бомбардировку Берлина вылетели шесть самолетов. До цели дошли два самолета ДБ-3 и сбросили 14 фугасных и зажигательных бомб и две тысячи листовок. Восьмой вылет – 4 сентября. Четыре самолета ДБ-3 сбросили на Берлин 14 фугасных и 18 зажигательных бомб.

Уже 13 августа 1941 года указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования при полетах на Берлин звание Героя Советского Союза было присвоено капитанам Василию Гречишникову, Андрею Ефремову, Михаилу Плоткину, Петру Хохлову, полковнику Евгению Преображенскому. Каждый из этой золотой пятерки заслуживает особого рассказа. Коротко – об основных вехах биографий людей, первыми бомбивших Берлин.

Петр Хохлов родился в 1910 году в селе Есипово Серебряно-Прудского района Московской области. Работал токарем. Пришел в авиацию по комсомольскому набору. После окончания военного училища в Ейске был назначен в 1-й минно-торпедный авиационный полк на БФ. Участвовал в войне с белофиннами, награжден орденом Ленина. Как один из наиболее опытных, был назначен флаг-штурманом авиагруппы, которая совершала налеты на Берлин. В годы войны служил на Черном море, на Северном флоте. Крайняя должность – начальник штаба авиации ВМФ.

Командир авиационной эскадрильи капитан Василий Гречишников родился 5 декабря 1912 года в Николаеве, в семье потомственных корабелов. После окончания военно-морского авиационного училища служил в Киевском военном округе. В марте 1938-го переведен в 1-й минно-торпедный полк БФ. Во время войны с белофиннами совершил 44 боевых вылета, награжден орденом Боевого Красного Знамени. Погиб 24 октября 1941-го, совершив огненный таран по танкам и боевой технике противника в районе местечка Грузино Чудовского района Новгородской области.

Михаил Плоткин родился 2 мая 1912 года в деревне Ардонь Клинцовского района Брянской области. Работал на заводе, в 1931-м поступил в военно-теоретическую школу летчиков. После ее окончания служил на Балтфлоте. В войну с белофиннами совершил 38 боевых вылетов, награжден орденом Ленина. Погиб 7 марта 1942-го, возвращаясь с боевого задания.

Капитан Андрей Ефремов родился 26 августа 1910 года в семье железнодорожника Скопинского района Рязанской области. Работал токарем на заводе, а после окончания Оренбургской школы военлетов служил в бомбардировочной авиации Балтфлота. С 1937 по 1942 год был командиром звена и командиром эскадрильи в 1-м гвардейском минно-торпедном полку. За войну с белофиннами награжден орденом Красного Знамени. В годы Великой Отечественной, кроме Балтики, воевал на Черном море, на Севере, участвовал в разгроме Японии. С 1959 по 1964 год командовал учебным отрядом ВВС Балтийского флота. В звании полковника уволился в запас.

Евгений Преображенский родился 22 июня 1909 года в селе Благовещенье Кирилловского района Вологодской области. В 1927-м был направлен в Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков, затем обучался в Севастопольской морской школе летчиков. С 1930-го по апрель 1943-го служил в частях авиации Балтийского флота – от рядового летчика до командира минно-торпедной дивизии. С апреля 1943 года был начальником штаба ВВС Северного флота, затем замкомандующего и командующим ВВС Тихоокеанского флота. С апреля 1950-го и по день своей смерти, 29 октября 1963 года, генерал-полковник Преображенский командовал авиацией ВМФ СССР.

Тем же указом 12 авиаторов Балтийского флота награждены орденом Ленина, 21 человек – орденом Красного Знамени, 20 – орденом Красной Звезды, 14 – медалью «За боевые заслуги». В этом списке награжденных я, к сожалению, не нашел членов экипажей самолетов, не вернувшихся на базу. Согласно официальному документу, полученному в Центральном военно-морском музее, с боевого задания не возвратились 9 августа 1941 года командир звена старший лейтенант Иван Финягин, штурман лейтенант Александр Дикий, стрелки-радисты старшина Василий Марокин, краснофлотец Николай Шуев. 31 августа не вернулись командир звена лейтенант Михаил Русаков, штурман лейтенант Василий Шилов, стрелок-радист краснофлотец Василий Саранча. А 3 сентября – летчик лейтенант Константин Мильчунов, штурман звена лейтенант Петр Чубатенко, стрелок младший сержант Георгий Кулешов. Еще два экипажа погибли при посадке на аэродром Кагул. Один – 15 августа и один – 24 августа, всего десять человек.

«Самолеты бились уже на аэродроме, и это было очень обидно, – рассказывал Шевченко, – за семь часов полета летчики очень уставали. Ведь летали на большой высоте, температура минусовая за бортом, воздуха не хватало. При посадке было и такое, что дотягивали на одном моторе, а тут и второй отказывал».

По поводу ненаграждения погибших есть объяснение. Время тогда было страшное, и никто не знал, что случилось с экипажем. Не вернулся с задания – и все. Наверху думали: а вдруг летчики в плену? Вот и не представляли невернувшихся.

Валерий Громак,
капитан 1-го ранга в отставке

Опубликовано в выпуске № 32 (795) за 20 августа 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...