Версия для печати

Привычная надежда на сильную руку

Когда недорабатывают чиновники, в дело вступают военные
Никоноров Григорий Родионов Игорь

Российские Вооруженные Силы остаются одним из самых эффективных институтов государства, с помощью которого выполняются задачи, связанные не только с обеспечением национальной и военной безопасности, но и решаются проблемы, находящиеся в компетенции других ведомств.

Если говорить о борьбе с чрезвычайными ситуациями, то армия привлекается как для тушения пожаров, не имея специализированной техники или имея ее в незначительных количествах, так и для ликвидации последствий наводнений, возводя дамбы и строя переправы и мосты. Мы уже привыкли к тому, что армия в короткие сроки сооружает стратегически важные железнодорожные пути, в том числе в обход Украины, строит водопроводы и топливопроводы, обеспечивает «энергетические мосты» и возводит спецобъекты в условиях, где по каким-то причинам этого не могут сделать гражданские подрядчики. Госпитали и армейские врачи стали неизменными спутниками природных катаклизмов, и порой только с помощью военной медицины можно оказать помощь тем, кто в ней нуждается в критических условиях и удаленных районах.

Очевидная неспособность передать задачи тыла Вооруженных Сил на решение аутсорсинга привела к возвращению в армию ремонта и восстановления техники, а также большинства функций, связанных с материально-техническим обеспечением в зонах боевых действий и удаленных местностях.

Природные катаклизмы пишут военным свой сценарий «учений»

Армейское образование по уровню престижности оставило позади самые продвинутые российские вузы, к тому же оно осталось одним из немногих, которое дает гарантированное распределение и обеспечивает высокое качество обучения. Армейская наука в лице системы профильных НИИ, НИЦ и лабораторий решает проблемы в интересах обеспечения военной безопасности государства быстро и с высоким качеством.

Можно продолжать и дальше этот перечень, который еще раз подтверждает правило, что армия своеобразное «государство в государстве» и всегда была построена по принципу максимальной автономности. Высокая эффективность военного управления, подразумевающая персональную ответственность за принятое решение и выполнение поставленной задачи, неизменная отличительная черта наших Вооруженных Сил. А в мирное время армия работает в том числе в интересах гражданского сектора – построенные во время учений мосты, дороги и другие объекты двойного назначения остаются в пользовании региональных и муниципальных властей.

Очевидно, что природные катаклизмы диктуют свои условия человеку, государству. Такие явления, как наводнения, пожары, вспышки инфекций среди животных и людей, могут длиться довольно долго, особенно с учетом ликвидации последствий. Охватываются большие территории. Взоры государства и населения все чаще устремляются в сторону Вооруженных Сил России.

Фактически природные катаклизмы пишут свой сценарий «учений» для военных. И уже в «бой» вступают инженерные подразделения, радиационной, химической и биологической защиты, железнодорожные, военные медики, авиация, подразделения тыла, от которых требуется активация всех профессиональных навыков в мирное время, вплоть до обеспечения населения свежим хлебом. И если в Сирии отрабатывались вопросы применения нового вооружения, взаимодействия на суше, в воздухе и на море, то по сути при ликвидации последствий природных катаклизмов уже подразделения обеспечения находятся на «передовой», где реально приходится включать все свое умение, проверять себя и технику. По крайней мере население страны видит, что Вооруженные Силы страны рядом. Не случайно армия России пользуется у населения одним из самых высоких рейтингов доверия к институтам власти.

Однако складывается впечатление, что в последнее время армия, оставаясь одним из немногих дееспособных институтов государства, заменяет собой другие, в чьей компетенции решение тех проблем, на которые приходится отвлекать военнослужащих. При этом она существует в жестких бюджетных ограничениях и значительно уступает целому ряду министерств и ведомств по количеству личного состава.

Складывается впечатление, что многие задачи, возложенные на другие органы исполнительной власти, просто не выполняются, так как в противном случае вмешательство армии просто не понадобилось бы. К чему тогда наличие многих ведомств, которые неспособны выполнять свои задачи, поглощая при этом значительную часть государственных ресурсов? К чему такое количество федеральных и муниципальных чиновников, если качество их управления неизменно приводит к тому, что Вооруженные Силы начинают устойчиво превращаться в МЧС в масштабе государства. Не следует ли перераспределить задачи и ресурсы между государственными структурами с попутной ликвидацией тех, к решению проблем которых постоянно привлекаются Вооруженные Силы?

Следует признать, что подобная практика ненормальна и служит прикрытием некачественного функционирования региональных и муниципальных властей, их неспособности выполнять свой функционал в полном объеме.

Григорий Никоноров,
кандидат философских наук
Игорь Родионов,
кандидат технических наук

Опубликовано в выпуске № 35 (798) за 10 сентября 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...