Версия для печати

Как Лев Мехлис авиацией Крымского фронта руководил

Многие истребители не смогли подняться из-за неисправности двигателей
Купинов Максим

Что произойдет во время войны, если на важном армейском посту окажется человек, не  имеющий  полководческого опыта, но при этом уверенный в том, что он лучше профессионалов знает, что и как надо делать, да вдобавок обладает неуемной энергией? Заведомо ясно – ничего хорошего.

В истории Красной Армии одним из самых ярких таких персонажей был Лев Захарович Мехлис. Главный редактор газеты «Правда», ставший в 1937 заместителем народного комиссара обороны и начальником Главного политуправления Красной Армии (находился на этом посту до 1940 года, вновь на него был назначен в 1941 году) Мехлис «с огоньком» поучаствовал в репрессиях против комсостава Красной Армии и в предвоенный период, и во время войны.


А будучи в 1942 году назначен представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Крымском фронте, он стал одним из виновников его разгрома, печально знаменитой Керченской катастрофы. Именно так расценена была его роль – Мехлис был снижен в звании на две ступени с армейского комиссара 1-го ранга до корпусного комиссара и снят с поста заместителя наркома обороны и начальника Главполитупра. 


Причем «добился» такого результата Мехлис энергичным стремлением сделать «как лучше», поучив специалистов тому, как им надо действовать.


Вот, например, как лишь один из эпизодов бурной деятельности Льва Захаровича описал в мемуарах маршал авиации Николай Семенович Скрипко. Мехлис, разумеется,  и авиацию не мог обойти своими «ценными указаниями»:


«КП командующего войсками Крымского фронта в течение всей зимы и до перехода противника в наступление неизменно находился в населенном пункте Ленинское, в 30 километрах от передовых позиций. С прибытием сюда представителя Ставки армейского комиссара 1-го ранга Л. 3. Мехлиса почти непрерывно поднималась в воздух, притом большими группами, истребительная авиация. Стоило только появиться звену гитлеровских бомбардировщиков, как по требованию Мехлиса взлетала целая эскадрилья, а то и полк истребителей. Так в условиях относительного затишья авиация фронта быстро выработала моторесурсы, а когда действительно потребовалось летать в полную силу, многие истребители не смогли подняться из-за неисправности двигателей. Суровые испытания не заставили себя долго ждать. Противник, тщательно подготовившийся к наступлению, успел упредить нас. Утром 8 мая 1942 года командующий ВВС Крымского фронта генерал-майор авиации  Е. М. Николаенко доложил в штаб ВВС направления, что немецкие истребители группами в 60-70 самолетов блокируют наши аэродромы и барражируют над населенным пунктом Ленинское, где находился штаб фронта. В этой обстановке удалось поднять всего лишь один истребительный авиаполк на самолетах И-153. В тяжелых и неравных воздушных боях с превосходящими группами противника наша авиачасть понесла большие потери».


Конечно, в поражении советских ВВС в Крыму стиль руководства Мехлиса был не самой важной причиной. В мае 1942 года рассчитывать на серьезный  успех пилотам устаревших  истребителей-бипланов И-153 («Чайка») в боях с  самолетами  8-го  авиакорпуса  Рихтгоффена не приходилось. Но свою весомую лепту в поражение Мехлис внес, сколько-то истребителей не взлетели, поскольку моторесурс у них был выработан.


А энергии у него хватало и на вмешательство в вопросы управления войсками фронта, в обеспечение ремонта техники, и многое другое…


Максим Купинов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...