Версия для печати

Как «Тиграм» дивизии «Рейх» ошибки и куртка воевать мешали. Часть I

Экипажу — покинуть машину! Взорвать танк!
Кустов Максим

Танковые дивизии СС в годы Великой Отечественной вполне заслуженно считались и в Красной Армии, и в войсках союзников весьма серьезным  противником. Располагали танковые дивизии СС отборным, как правило, и хорошо обученным личным составом. Однако значит ли это, что действия этого личного состава в бою всегда были профессиональными, как это иногда сейчас пытаются представить?

… В марте 1944 года на Украине трем танкам «Тигр» (Т-6) из 2-й танковой дивизии  СС «Рейх», отрезанным от своих наступающими советскими танками и пехотой, пришлось пробиваться к своим с ранеными на броне.


С самого начала, по воспоминаниям командира одного из «Тигров» - Эрнста Штренга,  все пошло «не так»: «Мы получили разрешение командира на попытку прорыва «Тиграми». Чем быстрее, тем лучше! Помочь нам могли только скорость и элемент внезапности. Разворачиваясь, танк фон Айнбека увяз в болоте по самое брюхо и с каждым оборотом гусениц лишь все глубже погружался в грязную жижу. Время стремительно утекало».


Со скоростью и внезапностью прорыва как-то не сложилось. «Постарался» механик-водитель «Тигра» фон Айнбека, загнал грозную машину в болото… 


Что можно было сделать в такой ситуации? То, что обычно делали прорывающиеся из окружения танкисты всех воюющих армий, если время позволяло: «Пришел приказ: «Экипажу — покинуть машину! Взорвать танк!»… Поспешно, как того требовал наш план, мы развернули орудия и расстреляли «Тигр» фон Айнбека в упор двумя снарядами». 


Теперь в прорыв отправились только два «Тигра» из трех. Одним командовал сам Штренг, другим – Тегтхоф: «Наши двигатели иногда бывали способны на чудеса! Мы двигались на восьмой передаче. Машина Тегтхофа двигалась первой … не обращая внимания на врагов, спешивших убраться с ее пути. Гусеницы взметали в воздух комья промерзшей земли и несли нас по равнине».


Но надолго «способностей на чудеса» двигателя танка Штренга не хватило: «Потом нам пришлось пережить несколько захватывающих минут. Обороты двигателя вдруг начали падать. Финк (механик-водитель в танке Штренга - М.К.) переключал с передачи на передачу, но скорость продолжала падать, а дистанция до Тегтхофа — увеличиваться. У нас явно возникли проблемы с двигателем. Финк сообщил, что он не может понять, в чем дело. И это в момент, когда мы шли на прорыв посреди вражеской колонны! Наверное, наши лица побледнели и вытянулись…».


 Штренг, естественно, попробовал связаться со вторым, пока еще уцелевшим «Тигром»: «Я инстинктивно крикнул радисту: «Передай Тегтхофу, пусть остановится! У нас мотор глохнет!» Мы дважды отправляли сигнал о помощи. В это время, не отвечая нам, Тегтхоф выехал на высоту».


Очень интересно – отчего это Тегтхоф не ответил на отчаянный зов камрадов – так боем был поглощен, что не слышал,  или решил, что лучше в одиночку прорываться? Так или иначе, но за попытку воевать в одиночку он был быстро наказан: «Его машина стала прекрасной мишенью для поджидавших вражеских танков… Прямое попадание! Сразу же еще одно! Взрывы и дым, разлетающиеся ошметки человеческих тел, куски траков, детали!.. Мы увидели, как они распахнули люки, и часть экипажа выбралась наружу. Тегтхоф, его заряжающий и наводчик выпрыгнули, а механик-водитель и радист погибли, вылезая из танка. Раненые, лежавшие на броне, погибли или получили новые ранения». Можно только удивляться тому, что не все раненые, лежавшие на броне, погибли при двух-то прямых попаданиях.


Тут последнему уцелевшему «Тигру» – танку Штренга, пришлось подбирать Тегтхофа и других уцелевших. Они  расположились на броне.
Но возникла новая проблема: «Тегтхоф лежал поперек люка механика-водителя и махал нам руками. К сожалению, часть его куртки свисала на смотровую щель механика-водителя, и тот не видел дороги. Мы слышали ругань и жалобы Финка в переговорном устройстве. Плохо дело. Мы снова увидели, что Тегтхоф сигналит: он хотел, чтобы мы прибавили ходу. Тогда мы его и видели в последний раз».


«Тигр» с механиком- водителем, не видящим дороги, стал желанной целью для советских танкистов и артиллеристов: «Все вражеские танки и противотанковые орудия сосредоточили огонь на нашем «тигре». Мы слышали звон лобовых и кормовых броневых плит, видели вспышки взрывов! Попадания в борта, в лоб, в корму. Со всех сторон были видны вспышки выстрелов, но мы не могли точно определить их местоположение. Попадание снаряда в лобовую броню подбросило тело Тегтхофа в воздух и швырнуло его на маску пушки. С его гибелью механик-водитель вновь получил нормальный обзор».


Как говорится  - не было бы счастья, да несчастье помогло. Гибель Тегтофа обеспечила механику водителю нормальный обзор. 


Максим Кустов


Окончание следует

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц