Версия для печати

Битвы века в Тихом океане

В генеральном морском сражении могут победить и США, и Китай
Сивков Константин
Коллаж Андрея Седых

Генеральные сражения после Ютланда никуда не делись. Они возникали во Вторую мировую. К ним готовились СССР и США в годы холодной войны. Существует, пусть и эфемерная, возможность возникновения генерального сражения флотов в будущем.

Точкой отсчета, когда генеральное сражение флотов было признано потерявшим актуальность, считается знаменитое Ютландское. Там сошлись основные силы двух крупнейших флотов того времени – английский Grand Fleet (Большой флот) и германский Hochseeflotte (Флот открытого моря). Ход сражения хорошо известен и многократно проанализирован военно-морскими специалистами. Главный вывод, который был сделан по итогам, многие историки характеризуют фразой «Гора родила мышь». Действительно, потери сторон оказались неприлично малыми – ни один из противостоящих флотов не был разгромлен в классическом варианте с уничтожением большей части боевых кораблей основных классов, подобно тому, как это произошло в не менее знаменитом Цусимском сражении, когда русская эскадра, включавшая основной состав отечественного ВМФ, была уничтожена почти полностью.

Потери в Ютландском сражении составили у англичан по три линейных и броненосных крейсера, восемь эсминцев, у немцев – линкор (точнее, броненосец додредноутного типа, потерявший к началу Первой мировой значение), линейный и четыре легких крейсера, пять эсминцев. Каждая из сторон приписывала победу себе. Немцы – на основании того, что потери противника по тоннажу потопленных кораблей и числу погибшего личного состава почти вдвое превышали германские. Аргументация англичан сводилась к тому, что они вынудили немецкий флот убраться на свои базы.

ВМС НОАК придется сражаться до конца, а это дает дополнительные и весьма существенные шансы на победу

Потери сторон действительно оказались ничтожно малы в сравнении с составом участников сражения. Английский флот насчитывал около 28 линкоров дредноутного типа, девять линейных, восемь броненосных и 26 легких крейсеров, 79 эсминцев. Немецкий – 16 линкоров дредноутного типа, шесть линкоров-додредноутов (они стали помехой для германского флота и своим присутствием скорее сыграли на руку англичанам, чем помогли своей эскадре), пять линейных и 11 легких крейсеров, 61 эсминец. Итого: урон сторон составил в количественном отношении 9,3 процента у англичан, 11,1 процента у немцев. Мизерные потери были обусловлены отчасти тем, что германский флот, установив, что против него вышел весь Grand Fleet, стремился избежать сражения, всеми силами старался выйти из него и вернуться на базы. Не рвался продолжать его и противник – слишком велик риск потерять крупнейшие и невероятно дорогие по тем временам линкоры-дредноуты, которые в ночном бою могли пасть жертвой атак немецких эсминцев. На этом основании был сделан вывод, что генеральное сражение как самая острая из высших форм столкновения враждующих флотов себя изжило. Однако если более глубоко проанализировать итоги Ютланда, можно прийти к иному выводу.

Обратимся к определению генерального сражения. Словари дают такое: «Понятие, существовавшее в военном искусстве в XVIII – начале XX века, под которым понималось вооруженное столкновение главных сил воюющих сторон, решавшее исход войны, кампании или создававшее коренной перелом в ходе военных действий».

Сразу обращает на себя внимание, что в этом определении ничего не говорится о потерях сторон. Речь только о двух аспектах: основные силы и стратегические последствия. Нет никаких указаний ни на пространственный размах, ни на продолжительность, ни на формы применения противостоящих группировок.

Тяжелое поражение при минимальных потерях

Ютландское сражение дало вполне весомый результат, имевший стратегическое значение. Германский флот окончательно отказался от попыток претендовать на присутствие в Северном море. Англичане в итоге захватили полное господство в нем и районах Атлантического океана, прилегающих к территории противника. Немцам оставалось переходить к тотальной подводной войне, а германский Флот открытого моря в значительной части был переброшен на Балтику, где до этого действовали только устаревшие линкоры додредноутного типа. Так что англичане добились полной стратегической победы, причем с минимальными потерями. Разве это не результат?

Обратимся к истории. Сражение у Тендры 28 августа 1790 года. Русский флот под командованием адмирала Ушакова имел 10 линейных кораблей, шесть фрегатов, бомбардирский корабль и 20 вспомогательных судов. Турецкий флот – 14 линкоров, восемь фрегатов и 25 вспомогательных судов. Итог двухдневного сражения – один захваченный русскими моряками турецкий линкор «Мелеки Бахри». Естественно, другие корабли имели повреждения различной тяжести. Однако потерян только один! А стратегические последствия сражения огромны – русский флот захватил безраздельное господство на Черном море вплоть до окончания войны.

Битвы века в Тихом океане
Фото: google.com

Столь же большое значение имело сражение в Желтом море, когда сошлись основные силы русского Тихоокеанского и японского флотов. Итог: наши корабли отказываются от прорыва, возвращаются в Порт-Артур и прекращают активную боевую деятельность. Опять-таки достигнут стратегический результат с минимальными потерями с обеих сторон.

Констатируем: по крайней мере в морской войне генеральное сражение совершенно необязательно приводит к большим потерям. Главное – оно позволяет радикально изменить характер вооруженной борьбы на ТВД в пользу одной из сторон.

В этом смысле Ютландское сражение ничем принципиально не отличается от более ранних. А если с этих позиций проанализировать ход Второй мировой, мы должны будем прийти к выводу: есть все основания пересмотреть привычные оценки.

Начнем со знаменитого сражения за атолл Мидуэй. В некоторых источниках оно именуется боем, хотя имеет все признаки именно генерального сражения. Япония выставила почти все боеспособные силы своего флота океанской зоны: 11 линкоров, восемь авианосцев, 22 тяжелых и легких крейсера, 60 эсминцев, 21 подводную лодку. Эти силы действовали по плану операции, в которой главным направлением был Мидуэй, а обеспечивающими – удары по базе США «Датч-Харбор» и захват островов Атту и Кыска. Американцы подтянули для отражения японского вторжения все боеспособные силы Тихоокеанского флота: три авианосца, семь тяжелых и один легкий крейсер, 17 эсминцев, 25 подводных лодок. Также были привлечены 125 самолетов берегового базирования ВМС и ВВС, в том числе стратегические бомбардировщики Б-17 «Летающая крепость». И эти действия тоже морская операция. Сам данный факт уже не позволяет называть столкновение флотов боем. Это сражение.

Главным его итогом стало потопление четырех тяжелых японских авианосцев. Если сопоставить с общим составом группировки – сравнительно небольшая ее часть. Однако именно гибель авианосцев заставила японцев отказаться от продолжения операции по захвату Мидуэя. Итог – полная победа американцев. И опять-таки с относительно небольшими потерями в корабельном составе: всего один авианосец против четырех потопленных японских. Однако последствия сражения имели стратегическое значение. В ходе войны на Тихом океане произошел перелом. Япония потеряла подавляющее превосходство в авианосных силах. Война перешла в фазу затяжного противоборства, что означало неизбежное поражение Японии. То есть сражение за Мидуэй имеет все признаки генерального.

И такое же имело место еще как минимум раз. Сражение за Филиппинские острова хорошо освещено в различных источниках. Поэтому не буду останавливаться на его ходе. Отмечу только, что в этом сражении принимали участие главные силы японского и американского флотов. И оба вели каждый свою операцию. А главными событиями стали три боя – у мыса Энгано, острова Самар и в проливе Суригао. Японский флот понес огромные, но не фатальные потери. Тем не менее основные его силы, вернувшись на свои базы, слили горючее и отказались от всяких боевых действий. Американцы завоевали полное господство на Тихом океане. Японский флот как боевая сила потерял значение. Так что Филиппинское, если судить строго по критериям, тоже генеральное сражение.

Подчеркнем, что все это происходило тогда, когда оно по идее должно было уйти в историю. То есть генеральные сражения имели место во время Второй мировой войны. Отметим: оттого, что артиллерийское состязание противоборствующих флотов как главная составляющая часть сражения действительно ушло в прошлое и на первый план вышли другие силы, прежде всего авиация, в связи с чем резко возрос пространственный размах, статус генерального не утратился.

А что в настоящее время? Для ответа обратим внимание на условия возникновения генерального сражения. Прежде всего следует отметить сопоставимость боевых возможностей сторон. Если одна имеет подавляющее превосходство в силах и средствах, а также в технологическом отношении, генерального сражения не будет. Превосходящая сторона гарантированно разгромит или даже уничтожит противника. Все известные в военной истории генеральные сражения на море велись сопоставимыми по боевым возможностям группировками сил.

Важным аспектом является стремление одной из сторон, как правило, инициатором сражения, достичь решительных целей при условии, что противник имеет возможность заблаговременно вскрыть факт подготовки к масштабным действиям и собрать силы для эффективного отпора. При этом каждый будет стремиться в соответствии с правилами военного искусства добиться превосходства в силах и средствах. Соответственно выявив, что противник вводит основные силы, любой командующий сконцентрирует свои по максимуму, чтобы хоть частично нейтрализовать преимущество другой стороны. Хороший пример в этом отношении как раз Ютландское сражение. Оно было инициировано с целью выманить часть Grand Fleet и разгромить ее мощью всего Hochseeflotte. Тем самым предполагалось уравнять силы сторон. Англичане вскрыли замысел и вывели в море весь свой флот, что немецкими планами совершенно не предполагалось. Тем не менее генеральное сражение состоялось. В сражении за Мидуэй американцы также вскрыли факт подготовки японцев к операции по захвату этого важнейшего в стратегическом отношении острова и ввели в сражение все располагаемые боеспособные силы флота. Подобным образом возникали почти все известные в истории генеральные сражения на море.

Ход генерального сражения на море и его исход, прежде всего в части потерь, в решающей мере определялись целями командования и конкретными условиями. Если у слабейшего противника имелась возможность уклониться и избежать больших потерь, то, как правило, все заканчивалось победой сильнейшего с минимальным материальным уроном для обоих. Но потери стратегические и даже военно-политические могли быть огромными.

Если же слабейшая сторона в силу географических или иных условий уклониться не может, генеральное сражение заканчивается большими потерями, причем и у сильнейшего противника тоже. Для того, кто заведомо уступает, выбора нет: победить или умереть. Русский флот был лишен возможности избежать Цусимы в силу военно-географических условий. В сражениях за Мидуэй и Филиппинские острова американский и японский флоты не могли уклониться от генерального сражения по военно-стратегическим причинам. Для американцев поражение у Мидуэя означало потерю Пирл-Харбора. А для японцев Филиппины были ключевым звеном всей системы стратегической обороны на Тихом океане. В Цусимском сражении русский флот погиб почти весь. Но и японский, понеся огромные потери, прекратил существование как стратегически значимая сила. Американцы, сражаясь за Мидуэй, смогли нанести тяжелый урон флоту противника, но потеряли треть своих главных сил.

Флот на флот в ракетно-ядерную эру

Если с этих позиций обратиться к современности, придется констатировать, что генеральное сражение может возникнуть только между четырьмя флотами: российским, китайским, американским и японским. В нынешних геополитических условиях с учетом тенденций их изменения на среднесрочную перспективу есть смысл говорить о сражениях, которые могут иметь черты генерального:

1. Российского ВМФ с американским флотом в Атлантике и прилегающих морях, а также в зоне Тихого океана.

2. Российского ТОФ и ВМС Японии.

3. ВМС НОАК против ВМС США и Японии.

4. Группировки российского и китайского флотов против коалиции США и Японии.

Сразу надо отметить, что возникновение таких сражений станет возможным только в случае прямой и всеобщей войны ведущих мировых центров силы, прежде всего России и США. Такая война неизбежно перерастет в ракетно-ядерную. Хотя период боевых действий с применением только обычных вооружений будет достаточно длительным, чтобы возникло и прошло генеральное сражение на море. Кстати, его итоги могут стать важным основанием для перехода к применению ядерного оружия проигравшей стороной. Поэтому надо сразу констатировать, что генеральное сражение такого масштаба в современных условиях можно признать как крайне маловероятное.

Однако теоретически возможность существует. Возьмем для примера 3-й вариант – ВМС НОАК против ВМС США и Японии. Предпосылок более чем достаточно. Это и спорные острова, и тайваньская проблема. Для разгрома китайского флота США и Япония создадут группировку, максимально превосходящую противника. Для этого им придется привлечь весь наличный ВМФ Японии, 3 и 7-й флоты США, а также соединения Австралии и других американских союзников в зоне Тихого океана. Коалиция будет вести операцию с целью разгрома группировки надводных сил ВМС НОАК. Китайская разновидовая группировка сил также будет применяться в форме операции. Обе стороны задействуют береговую авиацию. Исходя из ожидаемой интенсивности боестолкновения можно предполагать, что по времени сражение окажется ограниченым максимум сутками-двумя. По пространственному размаху оно определится дальностью действия оружия кораблей и радиусами полета боевой авиации и охватит все прилегающие к Китаю моря, а также акваторию Тихого океана на удалении до 800–1200 километров от побережья КНР. Исход сражения будет иметь стратегическое значение. В случае успеха американской коалиции Китай окажется вытесненным из прилегающих к его территории морей, и противник получит возможность наносить удары почти на всю глубину территории страны. Если же поражение потерпят коалиционные ВМС, то США и их союзникам не останется ничего другого, как отказаться от продолжения войны, поскольку никаких иных средств против Китая у них нет, если, конечно, не брать в расчет переход к ядерным ударам. При этом американская группировка при неблагоприятном развитии ситуации будет иметь возможность выйти из сражения, минимизируя потери, но китайской придется сражаться до конца – ни географические, ни военно-стратегические условия не оставляют иных вариантов. А это дает дополнительные и весьма существенные шансы на победу ВМС НОАК. Так что это, как не генеральное сражение XXI века? Во всяком случае оно в полной мере отвечает всем признакам генерального. Наш Северный флот, как и Тихоокеанский, в случае если дело дойдет до прямой войны против НАТО и США, будет вынужден вести подобное по содержанию сражение, также имеющее все признаки генерального.

Все условия для возникновения генерального сражения флотов сохранились. Маловероятность его в современных условиях связана исключительно с чудовищной мощью ядерного оружия, делающего прямое крупномасштабное вооруженное столкновение великих держав самоубийственным.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 48 (811) за 10 декабря 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...