Версия для печати

30 вылетов стрелком-радистом на Ил-2 взамен штрафбата или 10 лет лагерей

Представили его к Отечественной Войне II степени и отправили обратно
Кустов Максим

Известно, что в годы Великой Отечественной войны наказанные летчики могли иногда искупать вину не в штрафном батальоне, а в воздушных боях, в качестве стрелка-радиста на штурмовике Ил-2. 

У штурмовиков вообще были высокие потери, а стрелки-радисты по ряду причин  гибли чаще, чем летчики. Как  выглядело на практике «искупление» в качестве стрелка-радиста на штурмовике?


Герой Советского Союза Григорий Григорьевич Черкашин, летчик-штурмовик, (сайт «Я помню») летал некоторое время с таким «штрафным» стрелком-радистом. У прежнего стрелка-радиста разболелась старая рана, его отправили в госпиталь. Пришла ему замена: «Дали штрафника, старшего лейтенанта, штурмана дальнебомбардировочной авиации. В Кременчуге по пьяному делу он застрелил милиционера. Ему дали десять лет лагерей с заменой годом штрафбата. Затем решили, что квалифицированного штурмана гробить в штрафбате негоже, и заменили год штрафбата тридцатью вылетами стрелком на Ил-2».


Сначала у штурмана, превратившегося в стрелка-радиста, дело не заладилось: «Пришел он к нам, мне его посадили. В первом нашем с ним вылете атаковали группу «мессеры», стрелки включились, он тоже - а там я слышу - одна очередь, другая и глухо. На аэродром приходим, выясняю: «Почему прекратил стрелять?» - «Заклинило ленту наглухо». - «Конечно, заклинит! К вылету готовиться надо, как следует!».


Дело еще было и в том, что предшественник штрафника – стрелок-радист на машине Черкашина свои обязанности исполнял просто образцово, и огонь его по воздушным целям был весьма эффективным: «У меня был стрелком Сазонов - до чего замечательный человек! Мы и после войны с ним долго дружили. У него сбитых больше чем у меня - три машины. Имел за подвиги Знамя, Отечественную Войну, Красную звезду… Парень - аккуратист. Пулемет заряжал и готовил всегда сам, техников не пускал. Каждый патрон из ленты вынет, осмотрит, оботрет, обратно вставит, все патроны в ленте подгонит, чтобы не заклинило. В кабине постоянно имел два ППШ с дисковыми магазинами, на случай вынужденной посадки за линией фронта, чтоб было чем с немцами разговаривать, помимо пистолетов. Иной раз, если в напряженном вылете патроны к пулемету кончатся, эти автоматы в дело шли. Ракетница тоже была - опять же на случай вынужденной, если свои искать будут, да и немца иногда ей тоже пугали. Вспыхнет у тебя перед машиной такая дура, тут инстинктивно дернешься, прицел собьешь. Он был из танкистов, Сазонов».


Привычку иметь под рукой ППШ стрелок-радист Сазонов явно приобрел во время службы в танковых войсках. У танкистов ППШ или ППС в танке имелись, чтобы было чем отбиваться, покинув горящую машину. А манера осмотреть и протереть каждый патрон была свойственна многим воздушным стрелкам, не желавшим, чтобы в бою ленту заклинило.


Конечно, после стрелка-радиста Сазонова, настоящего знатока своего дела,  сбившего три немецких самолета, «штрафнику», его заменившему, было очень непросто заслужить одобрение своего летчика Черкашина. 


Кроме того, сказывалось и уязвленное самолюбие. Штурман, старший лейтенант – и стал стрелком-радистом: «Парень был с гонором, хоть и разжалованный, ходил постоянно с планшетом. Как задание дают на вылет, он тоже стоит, что-то туда пишет, хотя чего ему писать? Что он увидит, спиной вперед сидя»?


Но в итоге «штрафной» стрелок-радист сумел приспособиться к ситуации и «искупить вину», не погубив ни себя, ни своего летчика: «Втянулся, тридцать вылетов свои сделал, представили его к Отечественной Войне II степени и отправили обратно». 


Владимир Моисеевич Местер, воевавший стрелком-радистом на Ил-2 вспоминал о том, как их награждали: «Практика награждения была такой: за десять вылетов - медаль «За отвагу». 15 вылетов - Орден Красной Звезды. Следующий орден - Отечественный второй степени».


Получается, что штрафнику – штурману не дали медаль «За отвагу» за 10 вылетов, не дали орден Красной Звезды за 15 вылетов. А вот к Ордену Отечественной войны его представили. Это  высокая награда. Правда, здесь надо отметить, что представление к ордену еще не означало, что представленный к награде непременно ее получит. Могли ее не утвердить при прохождении  наградных документов по инстанциям, могла награда просто затеряться…


Но главной наградой для штурмана, конечно, было искупление вины и возвращение в свою дальнебомбардировочную авиацию. Тридцать вылетов на Ил-2 стрелком-радистом заменили штрафбат или 10 лет лагерей…


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц