Версия для печати

Самый видный мужчина в советской разведке

Яркая внешность помогала резиденту КГБ добывать секреты
Стрелец Михаил Уткин Александр

Новодевичье кладбище Москвы – второй по статусу некрополь страны после существующего с 1917 года «красного погоста» у Кремля и в его стене. На Новодевичьем погребены многие видные государственные и военные деятели, выдающиеся ученые, знаменитые писатели, художники, артисты. В 1960-м здесь был похоронен и Владимир Иванович Вертипорох – не полководец, да и по чину всего лишь генерал-майор. За что удостоился такой чести, свидетельствующей о заслугах перед Родиной, стало известно совсем недавно. Он был разведчиком, одним из бойцов «невидимого фронта», о работе которых крайне редко рассказывают при их жизни.

Обеспечение безопасности Тегеранской конференции, создание агентурной сети в Израиле, работа со спецслужбами КНР – основные вехи биографии Владимира Вертипороха.


Профессиональным разведчиком, как принято считать, скорее может стать человек неброской внешности, не привлекающий постороннего внимания. Вертипорох был полной противоположностью. Он, как вспоминал Вадим Кирпиченко, генерал-лейтенант и бывший первый заместитель начальника Первого главного управления КГБ СССР, «был, наверное, самым видным и интересным мужчиной в разведке. Очень высоким ростом (без малого два метра), могучим телосложением, светлыми курчавыми волосами, ухоженными усами, улыбчивым лицом он напоминал картинного былинного богатыря – какого-нибудь Микулу Селяниновича. Сразу возникала мысль: как же такой мужик может скрыться от наружки?»


Владимир Вертипорох, насколько известно, в юности не думал о карьере в спецслужбе. Родился в 1914 году на Украине, в Бердянске на берегу Азовского моря. В 1930-м, не окончив среднюю школу, поступил упаковщиком на базу по отправке фруктов. Затем трудился учеником слесаря, пошел в ФЗУ. С 1932 года – слесарь завода имени 1 Мая. Одновременно готовился к поступлению в вуз и в 1933-м стал студентом Московского химико-технологического института мясной промышленности. Через пять лет получил диплом.


Но ситуация в стране сделала очередной оборот, круто изменивший судьбу Вертипороха. В НКВД начались широкомасштабные чистки: Лаврентий Берия, возглавивший наркомат после Николая Ежова, активно избавлялся от «старых» кадров. И в органы безопасности провели массовый призыв недавних выпускников высших учебных заведений.
Владимир Вертипорох был рекомендован руководству Лубянки и направлен в ее Главное экономическое управление. На первых порах он с головой ушел в освоение «премудростей» нового поприща. Вскоре молодого чекиста направили на Дальний Восток, где имели место факты преступного ведения дел в рыбном хозяйстве. Там вместе с коллегами в 1939 году ему удалось ликвидировать угрозу срыва поставок и спасти запасы ценного продукта на многие миллионы рублей, разоблачить матерого японского шпиона.


К 1941 году Вертипорох по праву считался сформировавшимся контрразведчиком. Когда грянула Великая Отечественная, его зачислили в Особую группу при наркоме внутренних дел по формированию разведывательно-диверсионных отрядов во вражеском тылу.


Проявив себя напористым и деловым в Особой группе, а затем Отдельной мотострелковой бригаде особого назначения (ОМСБОН), 27-летний чекист обратил на себя внимание сотрудников внешней разведки, которая испытывала в тот период острейшую нужду в кадрах. Так Владимир Вертипорох вновь сменил род деятельности и выехал в Иран.


Затевая войну против Советского Союза, Третий рейх отводил этой стране важное место в своих планах. Поэтому Москва на основе советско-иранского договора 1921 года в августе 1941-го временно ввела на территорию южного соседа СССР части Красной армии. Одновременно сюда вошли английские войска, а позже и американские.


Вертипорох быстро освоил порученный участок в Иране, и в 1942 году было принято решение направить его в Мешхед в качестве резидента. Вместе с коллективом резидентуры он активно участвовал в осуществлении мероприятий по обезвреживанию гитлеровской агентуры. Умело организованная работа позволила обеспечить получение ценной разведывательной информации.

 

Через своих людей в Израиле Вертипорох смог найти выходы на научно-техническую элиту в США

В совершенстве овладев всего за несколько месяцев языком фарси, Владимир Иванович активно использовал его при установлении контактов с местным населением. Сотрудники резидентуры вспоминали, как однажды, когда вышел из строя единственный в Мешхеде артезианский колодец, видя, что в городе нет специалиста, способного взяться за ликвидацию неисправности, Вертипорох пришел на помощь и к изумлению обывателей восстановил источник водоснабжения. Надо ли говорить, как поднялся авторитет русского дипломата.


Нельзя не отметить, что Вертипорох привлекался к обеспечению безопасности участников Тегеранской конференции глав правительств антигитлеровской коалиции.


После первой успешной заграничной командировки Владимир Иванович рассматривался в Москве как разведчик, которому по плечу выполнение самых сложных заданий. Не случайно в 1948 году после образования Государства Израиль Вертипороху поручили организовать резидентуру в Тель-Авиве.


И вскоре в Центр пошла ценная разведывательная информация от созданной под руководством Вертипороха эффективной агентурной сети. Склонять граждан Израиля к сотрудничеству с советской разведкой было сложно. Но у советского резидента получалось. Многие из тех, кто переехал в еврейское государство даже из США, прекрасно знали, какая страна внесла самый ощутимый вклад в победу над фашизмом. Вертипороху удавалось наладить контакты с сочувствующими СССР израильтянами. Более того, через своих людей в Израиле смог найти выходы на научно-техническую элиту в США.


После пяти лет пребывания на Ближнем Востоке, Владимир Иванович возвратился в Москву, где возглавил подразделение внешней разведки, ведающее только что покинутым им регионом. Особенно доброжелательно и внимательно ас тайной войны относился к новичкам. О странице своей биографии, связанной с Вертипорохом, Вадим Кирпиченко написал следующее: «Мне недолго пришлось с ним работать, но каждый приход к нему в кабинет оставлял ощущение удовлетворения и радости. «Повезло с начальником», – думалось мне».


В 1957 году Владимиру Ивановичу вновь доверяют ответственный участок работы – представителем советской внешней разведки при органах безопасности Китая. Вертипорох сумел вникнуть в сложность процессов, происходивших в руководстве КНР, в личные особенности Мао Цзэдуна. Информация, поступавшая из Пекина, помогала предвидеть будущие трудности во взаимоотношениях Поднебесной и СССР.


К сожалению, разведчика настигла скоропостижная смерть. Генерал-майору Владимиру Ивановичу Вертипороху, кавалеру орденов Ленина и Красной Звезды, было всего 45 лет.

Михаил  СтрелецАлександр Уткин

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц