Версия для печати

"Казенный дом" для... служивых

Лисанов Евгений
По счастью, для многих из нас колония - понятие неведомое. А между тем это самая настоящая правда жизни. В России колоний или, проще говоря, зон еще очень много. Причем самых разных по профилю. Благо, что масштабы территории позволяют. Есть среди них и такие, где отбывают срок бывшие офицеры и сотрудники правоохранительных органов. Именно в такой специализированной колонии строгого режима побывал наш корреспондент.


В ЭТОЙ КОЛОНИИ СТРОГОГО РЕЖИМА ОТБЫВАЮТ ЗАКЛЮЧЕНИЕ БЫВШИЕ "ОПЕРА"


По счастью, для многих из нас колония - понятие неведомое. А между тем это самая настоящая правда жизни. В России колоний или, проще говоря, зон еще очень много. Причем самых разных по профилю. Благо, что масштабы территории позволяют. Есть среди них и такие, где отбывают срок бывшие офицеры и сотрудники правоохранительных органов. Именно в такой специализированной колонии строгого режима побывал наш корреспондент.
{{direct_hor}}

Зона - зоной, а обед по расписанию.
Фото Евгения ЛИСАНОВА
Название поселка Леплей, что в Мордовии, для обычного человека, пожалуй, мало о чем говорит. Обычный населенный пункт, который едва можно отыскать на географической карте с первого раза. Словом, типичный "медвежий угол", каких десятки тысяч по всей нашей необъятной матушке-России. Хотя это местечко по-своему примечательно и достаточно известно сотрудникам правоохранительных органов, пенитенциарной системы. Именно здесь, почти в 200 км от Саранска, среди дремучих лесов и непроходимых болот затерялась, пожалуй, единственная местная достопримечательность - ИК-5. "Пятерка", как ее прозвали в народе.

НА "ПЯТЕРОЧКУ"

Среди здешних сидельцев - бывшие сотрудники прокуратуры, органов внутренних дел, уголовно-исправительной системы, судьи... В современной России таких специализированных зон насчитывается несколько, причем "пятерка" является одной из крупных. В 2001 г. она еще и поменяла "статус": стала колонией строгого режима.

Уже на зоне понимаешь: ты - в другом мире, вся территория которого огорожена высоким деревянным забором, увенчанным мотками колючей проволоки, плюс автоматчики на вышках по периметру, современная система сигнализации. То тут, то там слышна злобная перебранка сторожевых собак. Впрочем, приятно удивляет другое: многие осужденные приветливы, здороваются не только с сотрудниками колонии, но и с незнакомцами. "Не обольщайтесь их вежливостью, - советует заместитель начальника ИК-5 по воспитательной работе капитан внутренней службы Вячеслав Устименко. - Не следует забывать, что большинство этих людей совершили тяжкие и особо тяжкие преступления. В их "послужном" списке убийства, грабежи, разбойные нападения, изнасилования, тяжкие телесные повреждения, вымогательства, преступления, связанные с наркотиками".

Жилая зона, где коротают свой многолетний срок осужденные, чем-то напоминает воинскую часть. Здесь есть все для нормальной жизнедеятельности в экстремальных условиях: от библиотеки до санчасти. Но прежде чем попасть в жилые помещения, новички отправляются в местную санчасть, рассчитанную на 10 койко-мест. Здесь они проходят своего рода тест-контроль. С какими только болезнями сюда не попадают! Педикулез, туберкулез, заболевания легких и почек... Но и с ними успешно борются. Проблем с медикаментами нет, заверили меня. "Если человек выздоровел, - говорит врач Татьяна Опушкина, не один десяток лет проработавшая на зоне, - его выписывают, больные остаются в санчасти. Ну а если необходимо вмешательство специалистов узкого профиля, направляем на дообследование".

После бани новоиспеченных зэков переодевают в спецовку черного или темно-синего цвета и на две недели отправляют в карантин. После "курса молодого бойца" новичков распределяют по отрядам. Всего их 12. Каждый насчитывает от 50 до 100 осужденных. Жилое помещение внешне напоминает казарму со своими дневальными, комнатами воспитательной работы и для приема пищи, хранения личных вещей; в жилых секциях - кровати, телевизор. Да и распорядок дня подстать армейскому: подъем в 6 утра, физзарядка, заправка коек, завтрак, развод на работу: В 10 вечера - отбой.

Еще пару шагов - и мы в столовой. О тюремной баланде ходит много небылиц: мол, настоящая отрава для скота. Не верьте - байки все это, перекочевавшие в наше сознание из отечественного кинематографа. Деликатесов, само собой, здесь не подают, однако пища вполне сносная - сам пробовал.

Не забыты и религиозные чувства верующих. Руководство зоны заключило договор со священнослужителями о сотрудничестве. Два раза в месяц в молельной комнате проходят богослужения. В отпуск осужденных, понятно, не отпускают. Но с родными и близкими можно встретиться в комнате для длительных свиданий - трое суток.

Здесь все без исключения ждут конца недели, когда можно отдохнуть, принять участие в спортивных мероприятиях. И не только. Благодаря кипучей деятельности начальника отдела воспитательной работы с осужденными ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия подполковника внутренней службы Михаила Ермакова культурно-массовая работа бьет ключом. Проводятся смотры художественной самодеятельности, конкурсы... В прошлом году колония заняла 1-е места в смотре художественной самодеятельности колоний, расположенных в Мордовии, и во всероссийском конкурсе "Калина красная".

Драк не бывает, но ссоры, словесные стычки - явление нередкое. За незначительные проступки - выговор. Впрочем, некоторым море по колено. За систематическое нарушение режима, ссору можно угодить на 15 суток в штрафной изолятор. Кому и этого маловато, перевоспитывают в помещении камерного типа. ПКТ - это то же самое что ШИЗО, только срок заточения может растянуться до полугода.

Но и это еще не предел. Встречаются индивидуумы, которые без устали ищут приключений на свою голову. И находят - в помещении со строгими условиями содержания. В ПСУСе "парятся" на нарах те, кто систематически нарушает лагерный режим. Они изолированы в отдельном помещении, закрытом на замок круглые сутки, за исключением прогулки и культурно-массовых мероприятий. Здесь можно "застрять" на 9 месяцев.

БЫВШИЕ...

Среди этой разношерстной и разноликой публики есть когорта лиц, некогда проходивших службу в Вооруженных Силах. От общего числа зэков процент их небольшой. Но как сильно они отличаются друг от друга! Какие разные судьбы! А вот свело их, пожалуй, одно - уголовщина.

Бывший старлей Внутренних войск Олег Романов здесь уже два года. Еще совсем недавно служил командиром роты по охране колонии на Урале, потом в милицейском батальоне в Белгороде. Преступление совершил уже в Москве, где проходил службу при штабе Московского военного округа Внутренних войск. За умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть по неосторожности, его осудили на шесть лет. Своей вины не признает.

Уже 9 лет сидит бывший курсант Сергей Каштанов. По семейным обстоятельствам отчислился из военного училища. Срочную служил рядовым Внутренних войск, после армии ушел в милицию. Казалось, все складывается... Но в 97-м в бытовой ссоре убил товарища. "Подавляющее большинство наших подопечных, - рассказывает капитан Устименко, - свою вину не признают. Считают себя без вины виноватыми. Рассказывают всякие небылицы. Правда, когда читаешь их личные дела, волосы дыбом встают от ими содеянного".

Мамой клянется в своей невиновности и уроженец Азербайджана Шамиль Гасымов. Служил бывший старший сержант командиром отделения Аргунского погранотряда в Чечне. Может быть, и дослужился бы до долгожданного "дембеля", но однажды, почувствовав себя на пике солдатской иерархии, решил повоспитывать сослуживца. Избил парня до смерти. Приговор суда - 9 лет "строгача".

Антона Масленникова, некогда старшину учебной группы отряда спецназначения "Русь", смело можно назвать новичком "пятерки". Первоначально он коротал срок в знаменитом Владимирском централе, а в этом году его перевели сюда. Рассказывает, что знакомый задолжал ему кругленькую сумму и, чтобы не отдавать долга, подставил Антона на наркоте.

После окончания Новосибирского института Внутренних войск Ивана Фриму распределили в Красноярский край, где молодой лейтенант командовал взводом роты розыска и конвоя оперативного полка. Из войск уволился в 1999 г. капитаном. Работал следователем прокуратуры Петрозаводска. Спустя два года, согласно материалам дела, ограбил автосервис, убил охранника. Правда, в нашей беседе он клялся и божился, что его попросту подставили, а следствие проводилось с нарушением процессуальных норм, да и все экспертизы подтверждают его невиновность. Однако суд, так и не вняв доводам обвиняемого, назначил срок наказания - 17 лет.

Олег Смирнов службу в Вооруженных Силах закончил капитаном, в должности командира мотострелковой роты. В родном Тамбове дослужился до майора милиции, был оперуполномоченным уголовного розыска. Но решил заняться криминальным бизнесом. Вместе с подельниками организовал группировку, которая занималась хищениями нефтепродуктов, "крышеванием". В итоге приговор - 7 лет колонии строгого режима. Олег считает, что суд не учел смягчающих обстоятельств: службу в горячих точках, орден Мужества.

Сотрудники колонии уже ничему не удивляются. Впрочем, среди их подопечных встречаются и полностью признающие свою вину. Как, например, бывший контрактник Валерий Куликов, служивший разведчиком-радиотелефонистом в Чечне. Только вот условия службы отрицательно сказались на неокрепшей психике молодого паренька - убил сослуживца в драке: 5 лет вычеркнуты из жизни.

В июле прошлого года здесь оказался и подполковник Виктор Мозин, бывший оперативный дежурный штаба МВО Внутренних войск. В его послужном списке служба на Дальнем Востоке и Украине. Подрался с соседом, да так, что тот скончался. "Этот контингент, - подводит черту под галереей неудавшихся судеб исполняющий обязанности начальника колонии Сергей Цыганов, - заметно отличается от "жителей" обычных колоний повышенной организованностью, высоким уровнем интеллекта, знанием законов".

ЗОНА НЕ ПУСТУЕТ

Хочешь не хочешь, а работать придется. Пенсионеры и инвалиды от работы освобождаются, остальным - прямая дорога на промзону. После завтрака, как уже отмечалось, - развод на работу. Рабочий день, как и везде, 8 часов. Отказников практически не бывает - каждый занят своим делом. В зависимости от профессиональной подготовки и производственной необходимости осужденных направляют на тот или иной участок работы. Ну а тех, кто вообще ничего не умеет делать, - в ПТУ при колонии, где осужденные осваивают навыки по тем или иным специальностям.

Швейный цех самый большой. Его продукция - спецодежда, халаты для рабочих, рукавицы, противоэнцифалитные костюмы - пользуется огромной популярностью у заказчика - Текстильвостоксервиса. Цех деревообработки занимается раскроем пиломатериалов. Изготавливают здесь и кухонные гарнитуры, офисную мебель. Электроцех обслуживает энергетические потребности колонии; сувенирный - говорит сам за себя. Здесь производят шашки, нарды, гербы, пасхальные яйца, кухонные наборы и другие изделия. Все это пользуется спросом у местного населения и реализуется в поселковом магазине.

Следует отметить, что заключенные получают зарплату. Правда, заработки низкие - до 500 рублей в месяц. "Объясняется это тем, - поясняет заместитель начальника колонии по производству майор внутренней службы Александр Сяркин, - что наши подопечные не выполняют нормы выработки. Сказывается еще и низкий уровень профподготовки осужденных. Нет стабильности в обеспечении материалами и сырьем деревообрабатывающих цехов".

Не все заключенные "мотают" срок, установленный судом, от звонка до звонка. Некоторым удается освободиться досрочно: совершившим тяжкие преступления - после половины срока отсидки; особо тяжкие - две трети срока. Правда, для этого необходимо пройти очень сложную и подчас мучительную процедуру всевозможных согласований. "Когда наступает право на условно-досрочное освобождение, - говорит и.о. начальника "пятерки" подполковник внутренней службы Сергей Цыганов, - осужденный через администрацию колонии подает ходатайство в адрес суда по месту нахождения колонии. В 10-дневный срок администрация оформляет все необходимые материалы: готовит справку о поощрениях и взысканиях, характеристику на осужденного за весь отбытый срок. Совет воспитателей отряда выносит решение поддержать ходатайство заключенного или воздержаться. Ну а затем все материалы об условно-досрочном освобождении, копии судебных решений, характеристика отсылаются в суд, который и принимает окончательное решение". В прошлом году счастливчиков, досрочно покинувших "пятерку", набралось 188 человек, в этом - пока 37.

Но освободившиеся места увы, никогда не пустуют. О чем красноречиво свидетельствует статистика. Если в прошлом году в колонии содержалось 1072 осужденных, то в этом - на 30 человек больше. Однако все рекорды наполняемости побил позапрошлый год, когда количество заключенных перевалило за 1300 человек. Такую криминальную кривую здесь связывают с меняющейся социально-экономической ситуацией в стране и ростом преступности среди сотрудников правоохранительных органов.

ИЩИТЕ ЖЕНЩИН

Если осужденным грех жаловаться на житье-бытье - многие проблемы по мере их появления так или иначе решаются, то у колонии, отдельных ее сотрудников они остаются, как говорится, на точке замерзания. Взять, к примеру, охрану колонии. Если раньше, объяснили сотрудники, эту роль выполняли роты охраны, то в середине 90-х эти подразделения были расформированы, а их функции переданы колониям. Но мужских кадров катастрофически не хватает. Выручают местные женщины, составляющие добрую половину от общего числа охранников.

Остро стоит и жилищный вопрос. Строительство дома давно заморожено. Каждый выкручивается по-своему: кто-то снимает угол у местных жителей, кто-то ютится в общежитии.

...К вечеру я собрал свой нехитрый журналистский скарб. Мое трехдневное "заключение" в "пятерочке" наконец-то закончилось. За спиной закрылись массивные железные ворота КПП.

Евгений ЛИСАНОВ

Опубликовано в выпуске № 18 (134) за 17 мая 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...