Версия для печати

Александр Маринеско: «атака века» и удары судьбы

Потопление «Густлова» – одна из самых дерзких спецопераций в истории Второй мировой
Рощупкин Владимир

В свое время довелось побывать в небольшом курортном городке Лабе, близ северогерманского Киля. Здесь расположен военно-морской мемориал, выполненный в виде гигантской рубки субмарины. Официально он посвящен памяти всех погибших в морской стихии подводников, невзирая на принадлежность к тому или иному флоту. Но большую часть экспозиции немцы посвятили все-таки подводному флоту кригсмарине. Тем неожиданнее было увидеть здесь, в зале памяти, портрет русского офицера. Он помещен на стене рядом с трехметровой моделью корабля-гиганта, потопленного 75 лет назад нашей подлодкой под командованием этого офицера. Это Александр Маринеско. Примечательно, что невидимым, но ощутимым политико-юридическим фоном портрета Александра Ивановича в германском мемориальном центре являются многолетние попытки обвинить командира советской подлодки С-13 в совершении воинского преступления. И это притом что правомочность действий капитана 3-го ранга Маринеско подтвердил такой авторитетный центр, как действующий здесь же, в Киле, Институт морского права. Но споры о личности Александра Маринеско и дерзкой атаке С-13 не прекращаются и сегодня.

В начале 1945 года в ближайшем окружении Гитлера с нетерпением ожидали вестей о проведении опытно-конструкторских работ по проекту «Лафференце». По этому проекту несколько подлодок рейха должны стать буксировщиками специальных контейнеров с установленными в них баллистическими ракетами, приспособленными для запуска из-под воды.

С военно-технической точки зрения это были бы первые субмарины с ракетным оружием на борту. В обстановке исключительной секретности немецкие офицеры-подводники должны были освоить технологию транспортировки баллистических ракет в Атлантику, подготовки и осуществления ударов по утвержденным Гитлером целям.

Была и еще одна новость. Двухступенчатая БР по проекту А9/А10 «Америка», как докладывали фюреру, 24 января 1945 года совершила успешный экспериментальный полет. Правда, на завершающем этапе сбилась с курса и взорвалась где-то над Атлантикой, у берегов Гренландии. Руководители проекта заверили Гитлера, что первые три серийные ракеты уже собираются на одном из подземных заводов и будут готовы к запуску на Америку не позже октября 1945 года.

Вождь рейха с большой надеждой ждал прихода последних дней января 1945 года – 30 и 31. Но успех русских в Восточной Пруссии заставил его распорядиться ускорить вывод подводников на базы в Киле, Бремене, Бременсхафене, Вильгемсхафене, Гамбурге, Штеттине, Штральзунде. Делалось это скрытно, по ночам. И все же в Пиллау (ныне Балтийск, Калининградская область) оставалось много выпускников и преподавателей, огромное количество имущества и снаряжения. Пришлось согласиться с предложением командования кригсмарине вывезти всех оставшихся одним рейсом гигантского океанского лайнера «Вильгельм Густлов».

Был элемент везения, но главное – опыт и творческий подход командира, высочайшая боевая выучка экипажа

До войны и в ее начальный период он ходил, как было задумано самим фюрером, в дальние круизы с «передовиками производства» на борту. Рейсы длились неделю, ударники германского труда могли отдохнуть и даже загореть. Потом стало не до передовиков – в 1940 году корабль включили в состав кригсмарине. Официально – как учебное судно для подготовки подводников и плавучую базу. Но как выяснилось уже в наши дни, на излете военной поры на борту «Густлова» втайне занимались не только этим. Там планировались масштабные стратегические операции с участием субмарин и новейшего оружия в интересах новой блокады Англии, чтобы снизить ее военный потенциал и ослабить ряды западных союзников по антигитлеровской коалиции. По мнению разработчиков этих сверхсекретных операций, они могли изменить ход войны в пользу рейха. Поэтому усиленно готовились кадры подводников, проводились испытания новой техники.

Но Гитлер и думать не мог, что судьба готовит ему удар, который разобьет в прах эти планы, а заодно и мистическую веру в магию числа 13. Утром 13 января на одной из баз подводников краснознаменного Балтийского флота в кругу боевых товарищей отмечал свой 32-й день рождения капитан 3-го ранга, командир подводной лодки С-13, ласково называемой самими подводниками «тринадцатой эской», Александр Маринеско. Это был опытный командир, не раз успешно проводивший субмарину из родных вод Балтики через минные поля, закрывавшие выход на морские просторы. Маринеско считали счастливчиком, и суеверные люди ломали голову: как могло везти человеку, который родился 13 января 1913 года и при этом умудрился получить под свое начало субмарину с индексом 13?

Фюрер торопил с отправкой «Вильгельма Густлова», но она по различным причинам откладывалась. Дело в том, что помимо военных, в том числе выпускников учебных дивизионов подводного плавания, на лайнер намеревались погрузить сначала тысячу, потом две тысячи пассажиров. В итоге на борту оказались дополнительно 4500 человек из числа функционеров нацистской партии и администрации Восточной Пруссии и Померании, мечтавших поскорее выбраться из кенигсбергского ада. Поэтому к трапу лайнера они рвались, таща за собой домочадцев, фамильные и награбленные на оккупированной территории драгоценности, домашний скарб. Всего, по немецким данным, корабль принял на борт 10 582 человека.

Зловещее предзнаменование

Темной ночью 30 января 1945 года гигантский десятипалубный лайнер водоизмещением более 25 тысяч тонн отошел от причала в Данциге и направился в открытое море. Его сопровождал усиленный эскорт сторожевых и противолодочных кораблей. Правда, особого беспокойства командир эскорта не ощущал: американцы и англичане далеко, а русские подлодки сюда не дойдут из-за плотных минных полей. Командир эскорта, как и капитан «Густлова», хорошо знал, что за годы войны русские потопили на Балтике десятки германских транспортов с углем, железной рудой и вооружением, но при этом потеряли более 40 субмарин, примерно 1400 подводников. Но сейчас лайнер под надежной защитой, ему ничего не угрожает...

Командир эскорта не мог знать, что на дне близ Данцингской бухты уже много часов лежит, затаившись, подводная лодка краснознаменного Балтийского флота С-13. Ее экипаж задыхался от нехватки кислорода, а капитан ждал наступления темноты, чтобы всплыть и дать возможность морякам глотнуть чистого морского воздуха.

Тринадцатая «эска» всплыла ровно в 20.30 30 января 1945 года. Капитан 3-го ранга Маринеско сквозь снежную штормовую пелену на фоне свинцового неба сумел разглядеть в перископ громадное судно в сопровождении кораблей охранения. С-13, прикрываясь шумами винтов и механизмов транспорта-гиганта, некоторое время сопровождала его незамеченной. А затем, заняв рискованную, но в тактическом отношении выгодную позицию со стороны берега, лодка по команде командира выпустила по цели четыре торпеды. Три из них угодили в борт вражеского судна, разворотив ниже ватерлинии громадные пробоины, и взорвались внутри огромного корпуса. А четвертая, на которой, как на грех, была надпись «За Сталина!», не взорвалась. Как бы там ни было, «Густлов» дал крен на левый борт и через 26 минут пошел на дно вместе с грузом и пассажирами.

Это произошло в 23.09. Корабли сопровождения и тральщики бросились в погоню, утюжа глубинными бомбами бухту во всех направлениях. Лодка стремительно ушла на глубину и легла на грунт. Как потом говорили, С-13 спасло чудо. Она после окончания атаки сумела оторваться от преследования и уйти в открытое море. Да, был и элемент везения вопреки номеру субмарины. Но главное, конечно, – опыт и нестандартный, творческий подход командира к выполнению боевой задачи, высочайшая боевая выучка и сплоченность экипажа.

На следующий день газеты нейтральной Швеции и ряда других стран сообщили о гибели лайнера «Вильгельм Густлов». Гитлер был подавлен: ведь он вместе с адмиралом Деницем 5 мая 1937 года присутствовал на торжественном спуске корабля на воду – эти кинокадры видела вся Германия. Фюрер побывал на нем 24 мая 1938 года, когда лайнер отправился в свой первый круиз. Потому «Густлов» воспринимался как один из символов «тысячелетнего рейха». А потопление «Густлова» произошло 30 января, в годовщину прихода нацистов к власти. Именно в этот день ровно 12 лет назад Гитлер стал канцлером Германии. Поэтому удар по суперлайнеру и его потопление было воспринято как зловещее предзнаменование.

А уже 9 февраля та же С-13 под командованием Маринеско потопила еще один корабль противника – военный транспорт «Генерал Штойбен» водоизмещением около 15 тысяч тонн. Причем в еще более сильный шторм. Все говорили о том, что Маринеско скоро станет Героем Советского Союза, если не сегодня, то завтра, в крайнем случае послезавтра. Но хотя экипаж «эски» наградили орденом Красного Знамени, так случилось, что Александр Маринеско попал в опалу. Как это случилось?

Она звалась Татьяной

В ночь под Новый 1945 год подводная лодка С-13 стояла у причальной стенки в финском порту Турку (Финляндия осенью 1944-го вышла из войны). Командир лодки, один из ее офицеров и сотрудники советской контрольной комиссии решили отметить новогодний праздник в ближайшем ресторане при уютной гостинице.

Уже вскоре после начала трапезы гости обратили внимание на то, что хозяйка гостиницы, красивая молодая женщина, хорошо говорившая по-русски, не сводит глаз с командира. Возможно, она чисто интуитивно, по-женски почувствовала цельность и глубину натуры Маринеско, который, как всегда, был душой компании. Он тоже не мог не заметить пристального взгляда широко раскрытых голубых глаз хозяйки. Звучали тосты в ее честь, здравицы за близкую победу. Они танцевали под звуки томного северного танго в исполнении небольшого оркестра с непременным солирующим аккордеоном, а за столиками мирно текла беседа.

Сначала Александр Иванович «упрямился», но под воздействием праздничной и очень комфортной, почти домашней атмосферы новогодней ночи поддался чарам северной красавицы и в конце концов согласился подняться в ее квартиру, которая была там же, при гостинице. Маринеско не знал, что за несколько часов до этого хозяйка разругалась со своим женихом. Может, на этом бы все и кончилось, но тот крепко разобиделся и, узнав, что его пассия предпочла русского морского офицера, тут же побежал в советскую комендатуру. Рано утром сотрудники Смерша явились на квартиру северной красавицы и увели с собой в известном направлении капитана 3-го ранга. Правда, потом отпустили. Но в итоге Маринеско прибыл на лодку лишь к 8 утра. А тут новая неприятность. Матросы «эски», отмечавшие Новый год с финскими моряками, повздорили с ними. Дело кончилось потасовкой, в которой «горячим парням» русские подводники изрядно намяли бока…

С этого на службе и в жизни Александра Ивановича начались сложности. По словам шифровальщика подводной лодки С-13, сотрудники военной контрразведки пытались получить от него «признание» в том, что его командир, капитан 3-го ранга Маринеско, якобы передал финской гражданке... секретные коды радиосвязи советских подлодок. Но шифровальщик оказался не из робкого десятка. Он не дрогнул на допросах и не стал наговаривать на командира. Более того, боевой моряк сумел доказать абсурдность обвинений в адрес Маринеско. Да и сама героиня скоротечного романа настаивала на том, что ей ничего, кроме любви, не нужно было от русского капитана...

Самое поразительное во всей этой романтической, но грустной истории оказалось то, что избранница командира С-13 оказалась вовсе не шведкой, как он полагал поначалу, а… русской по происхождению – дочерью эмигрантов из России, обосновавшихся в Финляндии после 1917 года. Звали ее Татьяна. Так же называлась и принадлежавшая ей гостиница. Этим чистым и светлым именем пушкинской героини легендарный подводник позднее нарек свою дочь от второго брака.

Эту историю с хозяйкой гостиницы завистники и злопыхатели использовали для дискредитации командира «эски». Разумеется, по меркам военного времени он как офицер мог понести наказание за случившееся. Но беда в том, что пошли слухи, будто бы ничего геройского Маринеско не совершил, ведь война скоро кончилась. Александр Иванович был человеком прямым и резким, нетерпимым к фальши и лицемерию. В итоге командира С-13 сняли с должности и понизили в воинском звании на две ступени. В конце концов героя-офицера уволили в запас. Для Маринеско это стало непоправимым ударом…

Думали ли те люди, кто с холодным чиновничьим равнодушием решал судьбу Маринеско, скольким тысячам американских и английских моряков и пехотинцев спас жизни командир С-13 и ее экипаж? По сути были сорваны планы кригсмарине по активизации действий подводного флота. По большому счету это была действительно атака века – именно так ее охарактеризовали за рубежом, в том числе весьма авторитетный немецкий журнал «Шпигель». Этот номер, кстати, – один из экспонатов Музея подводных сил России в Санкт-Петербурге, носящего имя героя. Здесь представлены некоторые, в том числе малоизвестные, фотографии и документы о герое-подводнике и его экипаже. Такое же наименование – «Атака века» – она получила и в специальной литературе, войдя после этого в Книгу рекордов Гиннесса.

Иное дело, что со временем подвиг Маринеско (впрочем, как и любой подвиг) стал обрастать мифами и легендами. Из публикации в публикацию кочевал пассаж о том, что Гитлер, узнав о гибели «Густлова», был вне себя от ярости. Что в Германии был объявлен траур – впервые после произошедшей ровно за два года до этого гибели 6-й армии фельдмаршала Паулюса. Другой миф – якобы командира эскорта расстреляли по личному приказу фюрера. И что он будто бы занес имя командира русской подводной лодки, потопившей лайнер, в список врагов рейха и своих личных. Еще один миф – на борту лайнера якобы находились 3700 эвакуированных из Пиллау (ныне Балтийск) подводников, среди которых были 100 командиров и 70–80 подготовленных экипажей для океанских субмарин нового проекта. Немецкие источники не подтверждают этих данных.

Объективности ради скажем: на «Густлове» находились большей частью те, кто пытался бежать от стремительно наступавших советских войск. Из 10 582 человек, бывших, как уже отмечалось, во время «атаки века» на борту, таковых было 8956, главным образом из Восточной и Западной Пруссии. Следует также назвать 162 тяжелораненых военнослужащих вермахта, эвакуированных из госпиталей Данцига и Готенхафена, и 373 женщины вспомогательного состава кригсмарине. В составе экипажа были 173 человека гражданского персонала.

Что же касается офицеров, унтер-офицеров и курсантов 2-го батальона 2-й учебной дивизии подводных лодок, то их количество составляло 918 человек. Как видим, подводники на борту были, но не таком количестве – «всего лишь» около 1000. Но разве подвиг Маринеско и его моряков от этого менее значим? Ведь де-факто и де-юре «Густлов», будучи в составе германских ВМС в качестве плавбазы, шел под их флагом! То есть это был, безусловно, военный объект.

А теперь об отношении немцев к потоплению лайнера. Конечно, они считают это трагедией. Об этом в Германии рассказывают несколько фильмов, десятки книг. В частности, в повести «Траектория краба» известного публициста и писателя Гюнтера Грасса. Повествование в этой книге ведется от лица человека, который якобы родился на «Густлове» и был спасен…

Потопление «Густлова» – одна из самых дерзких спецопераций в истории Второй мировой войны, хотя «эску» к таким не готовили. Но если взять соотношение сил – одна лодка против мощного конвоя из шести кораблей – и результативность?! Ведь за всю историю войн на море ни одной лодке не удавалось уничтожить столь крупный вражеский корабль, разом отправив на дно 9343 человека, в том числе военнослужащих вермахта (из 10 582 человек, находившихся на борту «Густлова», спаслись 1239). Не случайно моряки Британии, испокон веков считавшей себя владычицей морей, установили бюст русского героя-подводника в музее портового города Портсмута.

Но вернемся к судьбе командира С-13. К сожалению, формально отнесся к решению «по делу Маринеско» и нарком ВМФ (впоследствии военно-морской министр и главком) адмирал Николай Кузнецов. Правда, потом Николай Герасимович искренне сожалел о своей ошибке. Хотя и с большим опозданием, но признал, что «изумительный подвиг Маринеско в то время не был оценен по заслугам». Кстати, позднее фортуна резко повернулась спиной и к самому Кузнецову. В 1956 году его, заслуженного флотоводца, необоснованно отстранили от должности. И тоже понизили в звании на две ступени – с Адмирала Флота Советского Союза до вице-адмирала.

А Маринеско? Горькой была послевоенная его жизнь, в которой он так и не нашел себя. Людская зависть и злоба сделали свое черное дело: 25 ноября 1963 года он умер от тяжелой болезни в безвестности и нищете. Поразительно, но в фундаментальной пятитомной «Истории Великой Отечественной войны» о подвиге С-13 и ее командира, подводника № 1, как нарекли его в мировой печати, было сказано всего тремя строками. А в Советской военной энциклопедии (в 8 томах, 1976) и в энциклопедическом словаре (1986) Маринеско даже не упоминается.

Однако памяти героя остались верны его боевые товарищи, с которыми он рисковал жизнью в морских походах; были просто честные люди, которые не могли равнодушно взирать на произвол бездушных чиновников с большими звездами на погонах. После многочисленных обращений ветеранов, общественности, после серии публикаций справедливость восторжествовала. 5 мая 1990 года капитану 3-го ранга Маринеско Александру Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Владимир Рощупкин,
кандидат политических наук, профессор АВН

Опубликовано в выпуске № 5 (818) за 11 февраля 2020 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя cemen
cemen
12 февраля 2020
Когда видишь слово "Профессор" то подспудно готовишься прочесть серьезную научную работу. Здесь же мы имеем дело с самостоятельной работой ученика 5-го класса. Автор не знает кто именно спасся в числе 1200 с небольшим человек, из числа пассажиров лайнера иначе он бы не рассказывал про "160 тяжелораненых", наивно выглядят слова о "спецоперации", ну какие времена такие и профессора.
Аватар пользователя cemen
cemen
12 февраля 2020
Когда видишь слово "Профессор" то подспудно готовишься прочесть серьезную научную работу. Здесь же мы имеем дело с самостоятельной работой ученика 5-го класса. Автор не знает кто именно спасся в числе 1200 с небольшим человек, из числа пассажиров лайнера иначе он бы не рассказывал про "160 тяжелораненых", наивно выглядят слова о "спецоперации", ну какие времена такие и профессора.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц