Версия для печати

Идлибский «котел» на точке кипения

Зачем Эрдоган подогревает ситуацию на севере Сирии
Сивков Константин

Причиной наступательной операции Сирийской арабской армии (САА) в Идлибской зоне деэскалации стало неисполнение Турцией своих обязательств по сочинским договоренностям, что привело к большим жертвам среди мирного населения и потерям личного состава в результате систематических обстрелов и атак позиций правительственных формирований со стороны боевиков, сосредоточенных в этом районе.

Интерес к проблеме подогрели жесткие заявления Реджепа Эрдогана по поводу ситуации вокруг Идлибской зоны деэскалации. Турецкий президент крайне возмущен тем, что в этой зоне возобновились бои, в ходе которых исламисты терпят поражения, уступая территорию и населенные пункты. Потери личного состава и боевой техники весьма значительны. Становится очевидной неизбежность полного разгрома террористических вооруженных формирований, точнее их уничтожения с восстановлением суверенитета Сирии над этим важнейшим регионом. Острота ситуации ярко проявилась в заявлении президента Турции о его решимости применить силу для остановки наступления сирийской армии. Понятно, что и России вряд ли удастся остаться в стороне. При этом Анкара обвиняет Москву в невыполнении сочинских и последующих договоренностей в части Идлибской зоны деэскалации.

Между тем активные действия САА стали вынужденным ответом на вылазки исламистов. Из достоверных источников известно, что за период, предшествующий началу операции САА в Идлибской зоне, боевики разных террористических организаций, объединенных «Хайат Тахрир Аш-Шам» («Организация по освобождению Сирии» – экс-«Джебхат ан-Нусра») 1488 раз обстреливали позиции правительственных сил и населенные пункты САР, в частности окраины Алеппо. 19 раз правительственные войска подверглись атакам с применением БЛА. В результате погибло более ста сирийских военнослужащих и около 150 мирных жителей, еще более 300 получили ранения различной тяжести.

Террористы все чаще применяют штатные 122-мм боеприпасы советских РСЗО, получая эти снаряды с баз хранения в бывших странах ОВД

Четырежды боевики пытались атаковать с помощью беспилотников российскую авиабазу «Хмеймим» и дважды обстреливали ее из установок РСЗО. Все большая доля применяемых ракет – штатные 122-мм боеприпасы советских РСЗО, террористы получают эти снаряды с баз хранения в бывших странах ОВД, а ныне членах НАТО. Лишь благодаря должным мерам безопасности, принятым нашим командованием, и эффективной работе российской ПВО удалось избежать жертв среди военнослужащих и не допустить серьезного материального ущерба военным объектам РФ на территории Сирии. В значительной мере такого результата удалось достичь за счет применения ЗРПК «Панцирь-С», новейшие модификации которого демонстрируют исключительно высокую эффективность при отражении подобных атак.

Наиболее крупные группировки исламистов отмечались вблизи городов Хама и Алеппо. Из этих районов боевики неоднократно предпринимали различного масштаба атаки на позиции САА. Так в составе одной из группировок насчитывалось до 800 боевиков, наступавших при поддержке 8 танков, более 10 других боевых бронированных машин и нескольких «шахидмобилей». Терпеть подобную махновщину сирийские власти, естественно, не могли. По этой причине после очередной военной провокации со стороны боевиков правительственная армия начала операцию по их вытеснению из районов, откуда наносились удары по населенным пунктам, прежде всего окраинам Алеппо. Другая важная цель – освобождение трассы М5, связывающей Алеппо с основной частью территории Сирии. С 19 декабря, когда появились первые данные об этой операции, освобождены десятки населенных пунктов, в частности Хан-Шейхун. 5 февраля САА вошла в другой стратегически важный населенный пункт – Саракиб, который занимали боевики террористической группировки «Джебхат-ан-Нусра» (запрещенной в России). Сирийская армия разблокировала трассу М5 и в настоящее время оттесняет боевиков от Алеппо на безопасное расстояние. Естественно возникает вопрос, действительно ли своими действиями Дамаск нарушает сочинские договоренности, как это утверждает президент Турции. Нет. Фактически САА выполняет обязательства Анкары, взявшейся отодвинуть боевиков от крупных населенных пунктов и позиций сирийской армии на 10-15 км, а также добиться отвода вглубь Идлибской зоны деэскалации тяжелого вооружения исламистов на расстояние, не позволяющее использовать его против правительственных войск и мирного населения окраин Алеппо, а затем разместить свои наблюдательные посты для предотвращения нарушений боевиками установленн6ых зон безопасности.

Турецкая сторона ничего из этих обязательств выполнить не смогла, кроме размещения на территории, контролируемой исламистами, 12 наблюдательных постов, которые стали в определенной мере гарантией защиты боевиков от ударов САА в ответ на провокации. Риск попасть по турецким военным заставлял сирийское военное командование воздерживаться, в ряде случаев, от возмездия. Между тем наблюдательные пункты по сути дела представляют собой полноценные блок-посты. На каждом из них 100-120 человек личного состава с тремя танками и артиллерией. Фактически это ротная боевая группа. Еще три такие группы, имеющие в общей сложности 10 танков, около 20 единиц другой бронетехники и более 90 автомобилей, были недавно дополнительно введены в Идлибскую зону для усиления. Таким образом, группировка турецкой армии здесь достигла 1800-2000 человек, имеющих на вооружении до 50 танков, 60-80 единиц другой бронетехники, 18 орудий полевой артиллерии и значительное число автомобилей. Полноценная танковая или моторизованная бригада! Все это «хозяйство» размещено на удалении 50-60 км от границы. Сирии. Хотя сочинскими соглашениями предусмотрено, что регулярные турецкие войска могут проникать вглубь территории не более чем на пять километров, исключая, конечно, личный состав наблюдательных постов, которые при этом не должны были иметь столь мощное вооружение. Таким образом, Турция не только не выполнила принятые на себя обязательства согласно сочинским соглашениям, но и грубо их нарушила, фактически оккупировав часть территории Сирии.

Анкара не смогла, а скорее не захотела разделить боевиков на «умеренных» и «радикальных». Их общее количество в Идлибской зоне оценивается в 22 тысячи, из которых, по данным информированных источников, с большой натяжкой только 2000-2500 человек относятся к разряду «умеренных». Не соответствуют действительности и заявления Эрдогана о том, что около полумиллиона беженцев из Идлибской зоны направляются в Турцию. Фактически их не более 5000 человек, остальные движутся в сторону Африна.

Заявления Эрдогана о том, что полмиллиона беженцев из Идлибской зоны направляются в Турцию, не соответствуют действительности

При всем этом Турция оказывает боевикам прямую военную помощь. Проявляется она многообразно. Это, прежде всего, поставки ВВТ и боеприпасов. При той интенсивности боевых действий, которая наблюдается последний год, арсеналы террористов должны были давно истощиться, но этого не происходит, более того отмечается появление качественно новых образцов, в частности реактивных снарядов промышленного производства с дальностью стрельбы около 40 км. Есть основания полагать, что у боевиков завелись РСЗО «Град». Все это может попадать в Идлиб только через турецко-сирийскую границу. Через нее же, по наблюдениям сирийской стороны и данным разведки систематически поступает пополнение террористических формирований личным составом. Есть достоверные данные, что раненые боевики по-прежнему проходят лечение и реабилитацию на территории Турции. Анкара содействует исламистам в Идлибской зоне отвлечением сирийских войск на другие направления. В частности, турецкое командование перебрасывает в районы Манбиджа и операции «Источник мира» подкрепления для того, чтобы заставить перенацелить на эти направления часть сил САА с Идлибского плацдарма и тем самым ослабить давление на боевиков в этой зоне. Готовятся новые акции информационной войны. В частности, по сообщению информированного источника, печально знаменитыми «Белыми касками» уже отснят фильм о якобы новой «химической атаке» правительственных войск с задействованием около 300 статистов. По этим же данным представители турецких спецслужб находятся в Идлибской зоне в тесном контакте с руководством террористических организаций, участвуя в подготовке боевиков, планировании их операций и непосредственном управлении формированиями на поле боя. Вторые по масштабу представительства в Идлибе – спецслужбы Катара. Таким образом, получается, что оба наших «союзника» руками боевиков активно воюют против Сирии и России в Идлибской зоне.

При этом по данным все тех же информированных источников урегулирование здесь невозможно, прежде всего, из-за непримиримых боевиков. Речь может идти только о ликвидации Идлибского «котла» с уничтожением или пленением находящихся в нем террористов. Но это, при существующем положении, для Турции неприемлемо. Причина проста – влияние Анкары в Сирии в решающей мере определяется Идлибской зоной деэскалации. Ее ликвидация вместе с боевиками, расположенными в ней, будет означать, что влияние Турции в Сирии упадет чрезвычайно сильно. Резко ослабнут возможности Анкары влиять на поствоенную политику Дамаска. Изменить ситуацию Турция не в состоянии. Ведь она не может рассчитывать создать на базе Идлибского «котла» квазигосударство. Окончательное решение сирийского конфликта, естественно, должно предполагать ликвидацию на территории страны незаконных вооруженных формирований, а значит и боевиков Идлиба. Других группировок, которые могли бы распространять турецкое влияние, в поствоенной Сирии пока нет. Поэтому Анкаре выгодно затягивать конфликт в надежде создать подобные структуры.

В этих условиях в ходе боевых действий 3 февраля в результате артиллерийского удара по колонне турецких военных погибли восемь человек из ее состава, что и послужило поводом для заявления Эрдогана о решимости применить силу, если наступление сирийской армии в Идлибской зоне деэскалации не будет остановлено. А как уже отмечалось, сирийская армия не намерена оставлять на территории страны анклав боевиков, и, судя по всему, решение Идлибской проблемы в приемлемые сроки возможно только военным путем.

Константин Сивков, заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук


Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...