Версия для печати

Кинодонос на реальных пленников

Создатели фильма о захваченных в Ливии гражданах РФ сделали все, чтобы те не остались в живых
Нерсесов Юрий

Сотрудников прокремлевского Фонда защиты национальных ценностей Максима Шугалея и Самера Суэйфана арестовали в Триполи в ночь с 16 на 17 мая 2019 года. Оба сидят в тюрьме Митла уж тринадцать месяцев, и вертикаль власти пока бессильна им помочь. Чтобы привлечь внимание к узникам, фонд заказал студии «Триикс Медиа» фильм об их страданиях. Да не какую-нибудь документальную короткометражку, а художественный «полный метр» на полтора часа с известным кинозлодеем Кирилом Полухиным в главной роли.

Ход интересный да и материал для фильма идеальный. Уроженец Иордании и также гражданин России Суэйфан – переводчик. Шугалей, по версии фонда, – социолог, а по данным портала Bloomberg и телеканала RTVI – политтехнолог. Обе профессии криминалом не являются, и картина о расправе с невинными людьми вполне могла сработать. Только на НТВ 1 мая вышло нечто, грозящее смертью настоящим пленникам Правительства национального согласия Сараджа в Триполи.

Суэйфану относительно повезло. Его в художественном кино всего лишь изобразили трусливым и прожорливым бездельником, который постоянно подставляет товарища. Шугалея грязью обливать не стали – с ним успешно освоившие бюджет киношники поступили куда хуже.

«Максим, мой отец оставил огромное наследие, – доверительно сообщает киношному Шугалею сын свергнутого и убитого вождя Ливии Муамара Каддафи, Саиф аль-Ислам, – я дал тебе список активов, которые по всему миру, которые хочет получить Сарадж (глава ПНС, одного из правительств расколотой Ливии, в руках коего находится Шугалей.Ю. Н.), это не только ядерное оружие. Отец сдерживал то, что было у него в руках. Биологические лаборатории, авиакомпании, телекоммуникационные сети, урановые рудники – это же больше, чем оружие. Многие в стране погибли за маленькую частичку того, что ты узнал. Теперь это и твоя ответственность тоже».

Это не только ядерное оружие. Муамар Каддафи сдерживал то, что было у него в руках. Биологические лаборатории, авиакомпании, телекоммуникационные сети, урановые рудники – это же больше, чем оружие

С какого перепугу кандидат в президенты Ливии передает подобные данные российскому социологу Шугалею? А если он не социолог, то кто? И какое правительство будет спокойно смотреть, как иностранец получает информацию о столь ценных активах страны? Тем более касающуюся атомных зарядов, которыми официально Ливия никогда не обладала. Каддафи-старший ратифицировал Договор о нераспространении ядерного оружия в 1975 году, а Конвенцию о запрещении биологического оружия – в 1982-м. Выходит, солгал? Чем думали полоумные киноделы, стряпавшие такое кино о реальных людях, до сих пор томящихся в ливийских застенках?

Социологи не ищут легких путей, и вымышленный Шугалей в киноподелке узнает страшную тайну от управляющего старейшим местным банком. Тот передает Максиму номера секретных счетов главы правительства. Ливийские банкиры – они такие: сдают по первому требованию всю инфу о клиентах московским гостям, которые только прикидываются мирными учеными, а на самом деле – шпионы. Не хуже агентов Госдепа и ЦРУ.

«Впервые в истории террористы стали официальной властью, – объявляет в кино один из заокеанских резидентов – организатор ареста россиян, американец Джонни, – и только мы знаем, кто они на самом деле и как этим управлять!». После того как аль-Мишри признался, что состоял в «Братьях-мусульманах», звучит чрезвычайно убедительно. Особенно, если тупой янки не знает биографий премьер-министров Израиля Ицхака Шамира и Менахема Бегина, главы администрации Палестины Ясира Арафата, президента Ирака Саддама Хусейна и многих других лидеров стран мира.

Впрочем, даже Джонни – светоч разума на фоне создателей фильма, которые делают все, чтобы показать: боевики, орущие арестованным: «Вы шпионы!», правы. И особенно аль-Мишри, которому экранный Шугалей, едва прибыв, клялся, что приехал лишь посмотреть, как в Ливии люди живут, и тут же козни строить начал.

Правда, по мнению руководства фонда, его сотрудников повязали после утечки данных соцопроса, согласно которым рейтинг Сараджа – три процента, а Саида Каддафи – 23. Учитывая простые нравы местных исламских главарей, вполне вероятно. Только для киношников такая версия слишком прозаична и далека от штампов блокбастеров, а значит, даже не стоит внимания.

Шугалею сильно повезло, что фильм оказался очень скучным. В противном случае настоящего узника скорее всего запытали бы до смерти, дабы выяснить, где находятся мифические атомные бомбы семьи Каддафи. К счастью для Максима, похождения его экранного двойника, несмотря на показ по НТВ, мало кто заметил.

Опубликовано в выпуске № 21 (834) за 9 июня 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц