Версия для печати

Как трофейная «Пантера» трех своих «сестриц» сожгла

Четыре глубоких вмятины — и ни одной пробоины на лобовой броне
Кустов Максим

В истории Великой Отечественной войны немало примеров   удачного в бою использования трофейной немецкой техники. Не была исключением и «Пантера» - немецкий средний танк Panzerkampfwagen V Panther, сокр. PzKpfw V Panther.

Василий Семенович Крысов в своих мемуарах «Батарея, огонь!» описал один из самых, пожалуй, удачных случаев использования «Пантеры» советским экипажем. Дело было на Украине, в ноябре 1943 года, вскоре после освобождения Киева. Василий Семенович тогда командовал взводом самоходок  СУ-85: «На рассвете 10 ноября мы услышали гул танковых моторов и напряжение в ротах и батареях, давно уже принявших боеготовность номер один, стало возрастать… И вот первая стальная громадина выплыла из мелколесья и остановилась метрах в восьмистах от переднего края. Это была «Пантера»! 

 

За несколько секунд на лобовой броне вражеского танка обозначились четыре разрыва — экипажи нашей батареи залпом ударили по «хищнику». Хотя танк и не загорелся, но оглушенный  экипаж, хватаясь за головы, выскакивал из башни, все пять танкистов. Автоматчики передовой тотчас открыли по ним шквальный огонь. Остальные танки отошли назад».

 

Очень любопытно было бы узнать - как поведение экипажа «Пантеры», бросившего свою машину немецкое командование после боя расценило? Если, конечно, удалось немецким танкистам добежать до своих под шквальным огнем автоматчиков и предстать перед начальством.

Брошенную немцами «Пантеру» победители сразу принялись изучать и осваивать: «К подбитому танку побежали зампотехи Лобанов, Ишкин и Сапко. За четверть часа они сумели завести мотор, и 46-тонный танк с ревом семисотсильного мотора пошел в сторону нашей батареи. Его поставили на огневую позицию, развернув в сторону противника. Тут уж все мы получили возможность рассмотреть его и пощупать руками! На 100-мм лобовой броне «пантеры» оказалось четыре глубоких вмятины — и ни одной пробоины! Это еще раз поколебало во мне суждение наших замполитов о плохом качестве немецкой стали. Но своими мыслями по этому поводу я ни с кем не стал делиться, хорошо зная, чем это может закончиться». 

 

Решили использовать трофей в предстоящих боях: «Танк был вручен «безлошадному» экипажу лейтенанта Толи Савушкина, который сразу же приступил к изучению машины — ее мотора, вооружения, прицелов, чтобы в полной мере использовать боевую и огневую мощь трофейного танка».

 

Самому Василию Семеновичу Крысову не довелось увидеть как воевала советская «Пантера» - он в этот момент сражался в другом месте.

 

О ее судьбе  ему рассказал боевой товарищ - зампотех Василий Васильевич  Ишкин: «За огневым валом артиллерии  одновременно с трех сторон несколькими эшелонами пошли в атаку танки с пехотой. Это была бронированная лавина! А в полку, как помнишь, осталось всего двенадцать самоходок да танк комполка. Когда они подошли метров на восемьсот экипажи открыли огонь. Начался неравный бой. Долбим их по лобовой броне, вспыхивают разрывы, а им хоть бы что! Идут! Я уже начал было волноваться, но тут Савушкин из своей «Пантеры» поджег головной танк! Они сразу задергались, темп наступления снизился». 

 

Вслед за «трофеем» стали добиваться успеха и экипажи СУ-85 – немецкие машины начали загораться одна за другой.

 

 А экипаж лейтенанта Савушкина сумел  в полной мере использовать боевую мощь трофейной машины и продолжал увеличивать счет своих побед: «Экипаж нашей «Пантеры» успел спалить трех своих «сестриц». 

 

Конечно, противник заметил, какую роль играет в том бою «советская» «Пантера» и «принял меры»: «Немцы поняли, что мы используем их оставленный танк. И тут уж взялись! Сосредоточили  по «Пантере» огонь не менее десяти танков и таки сожгли ее». О судьбе экипажа зампотех Ишкин ничего не сказал…

«Разменять» трофейную «Пантеру» на три ее спаленные «сестрицы» - замечательный результат. Экипаж сумел добиться его на вражеской машине, наспех изученной, на которой никому прежде воевать не доводилось. Наверняка много раз приходилось прибегать к русскому народному средству – «научному тыку», чтобы понять – что к чему и успешно сражаться на «Пантере».

Кроме того, надо учесть, помимо мужества и профессионализма советского экипажа, еще и элемент везения. Трофейная «Пантера» в обороне встречала огнем наступающих «сестриц». Наступать на малознакомом танке было бы значительно сложнее…

 

Максим Кустов

 

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц