Версия для печати

Камикадзе над полем боя

Исход боевых действий в современной войне определяют ракеты и дроны
Кнутов Юрий
Bayraktar TB2. Фото: ot-vinta.org

Армяно-азербайджанский конфликт в Нагорном Карабахе вроде бы затих, но опыт этого конфликта будет изучаться военными экспертами всех стран. В первую очередь потому, что в боевых действиях применялось самое современное оружие – ракеты и беспилотные летательные аппараты, наносившие существенный ущерб противостоящим сторонам. Какие уроки и выводы можно сделать по итогам тех боев?

Опыт первого месяца боевых действий показал, что армянская армия не смогла подготовиться к широкомасштабному применению противником БЛА различного назначения.

Чтобы чувствовать себя уверенно в небе Нагорного Карабаха Азербайджан приобрел турецкие и израильские беспилотники. 

 

В условиях РЭБ

Израильский дрон-камикадзе – Sky Striker. Его вес – 35 килограммов, из которых от 5 до 10 килограммов приходится на боевую часть. Максимальная скорость полета – до 185 километров в час, время нахождения в воздухе – два часа.

Другой израильский дрон-камикадзе - IAI Harop. Он имеет дальность полета до тысячи километров и развивает скорость 185 километров в час. Беспилотник может находиться в воздухе, пока оператор не найдет цель, до шести часов. Боевая часть – 23 килограмма.

Недавно стало известно, что Израиль поставил Азербайджану еще один дрон-камикадзе – IAI Mini Harpy. Он разработан в 2019 году. Его вес – 45 килограммов, из которых восемь приходится на осколочно-фугасную боевую часть. Беспилотник способен работать под управлением оператора на дальности до 100 километров и барражировать в воздухе до двух часов. Одна из задач Mini Harpy – борьба с ЗРК С-300П. Дрон способен фиксировать излучение от всевысотного обнаружителя или радиолокатора подсвета и наведения. Затем БЛА по локационному лучу точно движется к передающей станции и уничтожает ее путем тарана и самоподрыва. Боевое применение IAI Mini Harpy во многом напоминает американские противорадиолокационные ракеты времен войны во Вьетнаме – AGM-45 Shrike.

Применение боевых вертолетов против беспилотников также проблематично, так как вертолет на средних и больших высотах сам становится хорошей мишенью для ЗРК противника

Азербайджан также широко задействовал турецкие ударные беспилотники Bayraktar TB2. Дрон разработала турецкая компания Baykar Makina. Его длина составляет 6,5 метра, размах крыльев – 12 метров. Максимальная взлетная масса – порядка 650 килограммов, грузоподъемность – 55 килограммов. БЛА может нести управляемые противотанковые ракеты и авиационные бомбы, в том числе небольшие боеприпасы MAM-L с лазерным наведением компании Roketsan. Максимальная скорость дрона – 222 километра в час, крейсерская – 130, радиус действия – 150 километров. Потолок – до 8200 метров. Автономность полета превышает 24 часа. Благодаря высокочувствительной и точной оптике дрон может эффективно поражать цели с высоты семь километров. Во время испытаний в конце 2015 года Bayraktar TB2 с высоты 4800 метров и дальности до цели восемь километров с помощью небольшой планирующей управляемой бомбы SMM с лазерным наведением поразил мишень размером примерно 3х3 метра. Турецкие разработчики заявляют, что их беспилотник имеет более современные системы управления и наведения, чем израильский Harop. По оценкам некоторых специалистов, стоимость одного Bayraktar TB2 с системой наземного управления составляет примерно пять миллионов долларов

С помощью Турции Баку и сам начал сборку ударных беспилотников типа Iti Qovan, который представляет собой усовершенствованную версию азербайджанско-турецкого барражирующего боеприпаса Zerbe («Удар»). Известно, что вес Zerbe составляет 10 килограммов, из которых на боевую часть и 4000 поражающих элементов приходится два килограмма. Дальность полета – до 100 километров. Скорость – 60–100 километров в час. Максимальный потолок – 4500 метров. Барражирующий боеприпас запускается с помощью катапульты и может находиться в воздухе до двух часов. В случае возвращения к оператору посадка производится с помощью парашюта. Новый дрон-камикадзе Iti Qovan имеет более мощную боевую часть. Он способен действовать в условиях противодействия со стороны систем РЭБ, а также при отсутствии сигнала GPS.

Пытаясь показать большое значение БЛА в войне в Нагорном Карабахе, Азербайджан опубликовал видеоролик об уничтожении с помощью ударного дрона мобильного трехкоординатного радиолокатора обзора воздушного пространства 36Д6 (19Ж6). Такая станция может придаваться зенитному ракетному дивизиону С-300ПС в случае его автономной работы. РЛС была разработана еще в советское время и не является составной частью комплекса. Более того, ее возможности по обнаружению целей с небольшой эффективной отражающей поверхностью оставляют желать лучшего.

Можно найти в Интернете и кадры уничтожения дроном израильского производства Mini Harpy ЗРК С-300П армянской армии («ВПК», № 41). Качество записи не позволяет определить, был ли нанесен удар по реальному комплексу или по его надувному резиновому макету, который способен во многом имитировать работу ЗРК. Важно отметить, что ПВО Армении оснащена первой модификацией комплекса, которая уже более 10 лет назад была снята в России с вооружения как устаревшая.

Камикадзе над полем боя
Alpagu. Фото: rusnext.ru

Успешные атаки ударных беспилотников на ЗРК еще советской разработки говорят, что морально устаревшие комплексы ПВО неспособны без специальных систем защиты эффективно противостоять современным ударным БЛА. Необходимо сказать, в частях ПВО Армении не было систем противодействия противорадиолокационным снарядам и дронам-камикадзе, таких как «Газетчик-Е». Комплекс защиты включает в себя автономное устройство – обнаружитель противорадиолокационных ракет и дронов-камикадзе, отвлекающее устройство, излучающее ложный сигнал в рабочем диапазоне защищаемой РЛС, устройство, осуществляющее сопряжение с аппаратурой защищаемой станции, установку пуска дипольных отражателей и постановки аэрозольных помех.

Для борьбы со всеми типами беспилотников армянские части ПВО могли использовать современные модульные ЗРК «Тор-М2КМ». Их можно разместить на автомобильном или гусеничном шасси большой грузоподъемности. Эти комплексы должны защищать ОТРК «Искандер», ЗРК С-300П, мосты и другие коммуникации. Более того, ЗРК «Тор-М2КМ» способен перехватывать ракеты систем РСЗО. Однако мы не видели прикрытия наиболее важных объектов, а также дорогостоящих систем вооружения и боевой техники с помощью вполне современного зенитного ракетного оружия. Вероятнее всего, молчание «Торов» можно объяснить высокой стоимостью зенитных ракет, которых в армянской армии оказалось не так много.

Кроме современного ЗРК малой дальности «Тор-М2КМ», армянские военные могут применять по БЛА переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК) «Стрела-2», «Игла» различных модификаций, а также новейший ПЗРК «Верба». Дальность поражения целей составляет 4,2/6/6 километров, а высота – 2,3/3,5/3,5 километра соответственно. Главное отличие ПЗРК «Верба» заключается в трехканальном сопровождении цели, что обеспечивает высокую помехозащищенность ракеты. Слабым местом остается высота поражения, которая не позволяет уничтожать ударные беспилотники, летящие выше четырех тысяч метров.

Применение боевых вертолетов против беспилотников также проблематично, так как вертолет на средних и больших высотах сам становится хорошей мишенью для ЗРК противника.

Но главная проблема армянской ПВО оказалась в том, что в ней нет современных ЗРПК «Панцирь-С1». Как показывает боевой опыт, комплекс эффективно борется со всеми видами беспилотников в Сирии. Успешно «Панцири» воюют и в Ливии, особенно если они действуют не в одиночку, а во взаимодействии с другими средствами ПВО.

Камикадзе над полем боя
IAI Mini Harpy. Фото: YouTube

Практика боев показала, что зенитные орудия в обязательном порядке должны прикрывать друг друга. В так называемой мертвой зоне уже в то время действовали пулеметы максим, установленные на специальные станки и отражавшие атаки прорвавшихся непосредственно к зенитной батарее самолетов.

Эшелонированное построение зенитных средств ПВО затем было многократно проверено во Второй мировой, а также во время войны во Вьетнаме и в ходе локальных конфликтов на Ближнем Востоке.

Правда, этими элементарными правилами, написанными в свое время кровью, почему-то периодически пренебрегают арабские военнослужащие в Сирии и Ливии, а также армянские ракетчики в Нагорном Карабахе, предпочитая применять ЗРК поодиночке, без взаимного прикрытия и эшелонированного построения. Здесь хорошо просматривается тактика действия войсковой ПВО, а не объектовой, которая запрещает использование любого типа ЗРК без взаимного прикрытия.

Еще одна важная особенность ЗРПК «Панцирь-С1» – относительно небольшая стоимость ЗУР, которая в разы меньше любой другой аналогичной ракеты. Кроме того, ракета «Панциря» не оставляет теплового следа, что очень сильно раздражает натовских разработчиков боевых самолетов, крылатых ракет и дронов. Этим же объясняется и масса фейков в адрес ЗРПК «Панцирь-С1» в турецких СМИ, а также на сайте украинской информационно-консалтинговой компании Defence Express, фальшивки из которой часто перепечатывают некоторые российские сетевые ресурсы.

Нет в армянской армии и современных систем РЭБ, которые уже не один год показывают свою высокую эффективность в борьбе с дронами в Сирии.

Уязвимое место

Для нанесения ударов в глубине территории непризнанного Нагорного Карабаха Азербайджан закупил в Турции, Израиле и в ряде других стран также дальнобойные ракетные и артиллерийские системы. Мобильный ОТРК LORA разработан компанией Israel Aerospace Industries (IAI). Ракета имеет дальность поражения до 300 километров. Благодаря системе GPS круговое вероятное отклонение от цели не превышает 10 метров. Ракета совершает полет по баллистической траектории, достигая максимальной высоты 45 километров, что усложняет работу некоторых комплексов ПВО. Вес боевой части зависит от дальности полета, типа цели и может варьировать в диапазоне от 240 до 600 килограммов. По некоторым данным, Азербайджан приобрел до 50 ракет LORA.

В декабре 2017 года Израиль применил комплекс LORA для обстрела военной базы на территории Сирии. Ракета была успешно перехвачена ЗРПК «Панцирь-С1», после чего Тель-Авив отказался принимать ОТРК на вооружение своей армии и начал его активно продвигать для продажи за рубеж. Единственной страной, купившей комплекс LORA, стал Азербайджан, который использует его для нанесения ударов по тыловым объектам Нагорного Карабаха. Так, ракета комплекса LORA смогла вывести из строя часть стратегически важного моста через реку Акари в районе г. Лачин. Мост соединяет горные районы Карабаха и Армении и имеет принципиальное значение для работы автодороги.

Камикадзе над полем боя
Sky Striker. Фото: livejournal.com

Кроме израильских ОТРК, Баку приобрел 60 турецких РСЗО T-122 Sakarya («Сакарья») калибра 122 миллиметра, которые во многом являются аналогом советской БМ-21 «Град». Максимальная дальность стрельбы составляет 40 километров. Еще один вариант РСЗО БМ-21 «Град» – чешская РСЗО RM-70 Vampire калибра 122 миллиметра. Азербайджанская армия к началу конфликта располагала 73 боевыми машинами подобного типа.

В свое время Израиль поставил Азербайджану 80 РСЗО Lynx с пусковыми модулями различного калибра – от 122 до 300 миллиметров. Дальность стрельбы в зависимости от типа ракет составляет 20, 40 и 150 километров.

РСЗО Lynx может использовать специальные модули EXTRA, которые предназначены для ракет калибра 306 миллиметров. Ракеты разработаны израильской компанией Israel Military Industries (IMI), их дальность стрельбы определяется модификацией ракеты и может достигать 150 километров. Вес боевой части –125 килограммов. При наведении ракеты с использованием GPS круговое вероятное отклонение не превышает 5–10 метров. В азербайджанской армии имеется 30 модулей EXTRA.

Кроме РСЗО, Баку закупил у Израиля пять самоходных гаубиц (батарею) на колесном шасси ATMOS 2000 калибра 155 миллиметров с дальностью стрельбы 30 километров, а при использовании активно-реактивных снарядов – 41 километр.

Совсем недавно в СМИ появились фотографии, как дивизион САУ «Дана» чешского производства выдвигается в район боевых действий. По основным характеристикам орудие «Даны» является аналогом орудия САУ 2С3 «Акация» калибра 152 миллиметра. В отличие от еще советской самоходной гаубицы чехи использовали колесное шасси на базе автомобиля Tatra, а также натовский калибр 155 миллиметров.

Позаботился Азербайджан и об обновлении своей системы ПВО, приобретя израильский ЗРК малой и средней дальности SPYDER SR. Комплекс может вести огонь ракетами двух типов – Python-5 и DERby. Первая имеет дальность поражения 20 километров и уничтожает цели на высоте до 9 километров. Вторая ракета может поражать аэродинамические цели на дальности до 50 километров и высоте до 16. Обе ЗУР позволяют вести стрельбу по принципу «выстрелил – забыл». Для этого в ракете Python-5 используется инфракрасное самонаведение совместно с электронно-оптическим изображением. В ЗУР DERby применено активное радиолокационное самонаведение.

Еще один израильский ЗРК, который находится на вооружении ПВО Азербайджана, – Barak-8. Всего имеется один дивизион в составе девяти пусковых установок и 75 ракет. Станция комплекса оснащена активной фазированной антенной решеткой. ЗУР имеет инерциальную систему наведения, которая наводит ракету в требуемый квадрат пространства. Затем включается активная головка самонаведения, позволяющая ракете самостоятельно находить цель. Такой метод наведения позволяет поражать радиолокационно невидимые цели, находящиеся за горизонтом. При запуске ракеты используется вертикальный старт из транспортно-пускового контейнера. В ЗУР применяется бездымный твердотопливный двигатель, что значительно осложняет визуальное обнаружение стартовой позиции авиацией противника. ЗРК способен уничтожать аэродинамические цели на дальности 70–90 километров и на высотах до 16 километров.

Если говорить о бронетехнике, то машины армянской и азербайджанской армий оснащены устаревшей системой динамической защиты «Контакт». Она неспособна защитить танк от дрона-камикадзе или удара ракет ПТРК «Корнет» с кумулятивной тандемной боевой частью. О комплексе активной защиты (КАЗ) бронетехники «Арена-М», способном уничтожить на подлете ракету американского ПТРК FGM-148 Javelin или израильского Spike, речь в Армении и Азербайджане пока не идет. Причем дело здесь не только в цене КАЗ, хотя и это играет свою роль. Просто азербайджанские и армянские бронетанковые подразделения вели войну так, как будто на улице все еще конец ХХ века.

Опубликовано в выпуске № 44 (857) за 17 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц