Версия для печати

Россия и миросообщество: современный дискурс

Лихачев Василий
Антикризисная нацеленность современного регулирования международных отношений выдвинула поиск, разработку и реализацию новой стратегии межгосударственного и межсуверенного управления в число актуальных приоритетов миропорядка. Центральной и объединяющей многие страны тенденцией стало осознание многофакторной роли государства, его властных институтов, потребностей в повышении их функций как социально значимых регуляторов. Естественным образом нахождение ответа на вопросы неоидентификации государств в международном общении вызвало серьезную дискуссию в политическом и научно-экспертном сообществе. В ней участвуют лидеры национальных государств, авторитетные представители международных организаций, включая систему Организации Объединенных Наций.
Антикризисная нацеленность современного регулирования международных отношений выдвинула поиск, разработку и реализацию новой стратегии межгосударственного и межсуверенного управления в число актуальных приоритетов миропорядка. Центральной и объединяющей многие страны тенденцией стало осознание многофакторной роли государства, его властных институтов, потребностей в повышении их функций как социально значимых регуляторов. Естественным образом нахождение ответа на вопросы неоидентификации государств в международном общении вызвало серьезную дискуссию в политическом и научно-экспертном сообществе. В ней участвуют лидеры национальных государств, авторитетные представители международных организаций, включая систему Организации Объединенных Наций.
{{direct}}

Обсуждение проходит по философско-концептуальному и прикладному вектору, что подчеркивает прагматичность самого вопроса, а также неотложного (urgent) определения конкретных и адекватных инструментов мироуправления. Самое деятельное участие в этом процессе принимают различные структуры российской власти. Так, следуя заявленным в начале своего президентского срока (2008 год) целям реформирования Российской Федерации как одного из ведущих центров миропорядка, Д. Медведев к сегодняшнему дню фактически сформулировал важнейшие политические и юридические положения о природе государства, его приоритетах в национальном и внешнем пространстве деятельности, о принципах согласования его воли с другими международными субъектами. В публичных выступлениях перед Федеральным собранием России, статье «Россия, вперед!», открытой дискуссии с лидерами США, Англии, Франции, Германии, Китая, Индии, Венесуэлы, Казахстана, при обмене мнениями с участниками «Восьмерки», «Двадцатки», структур СНГ, ЕС, НАТО, общественными конфигурантами («Валдайский клуб»), в ходе выступлений на площадке Давосского и Санкт-Петербургского экономических форумов глава государства за 16 месяцев нахождения у руля верховной власти обозначил несколько принципиальных моментов.

Они относятся к цивилизованной и эффективной государственности, ее позиционированию во внутренней и международной среде. Среди них соблюдение принципов демократии, справедливости, международного права, проведение открытой и «умной» политики, четкое представление о национальных интересах, умение власти создавать гармонию отношений с другими государствами, императивность обеспечения прав человека, способность к самокритике и восприятию критически объективного подхода со стороны иных стран, достижение эффективной экономики и правового общества, обладание стратегическим мышлением, адекватным требованиям современной глобализации. Все это в целом позволяет говорить о вкладе России в обеспечение межцивилизационного, межконфессионального и межнационального диалога стран, наций и народов, соответствующего целям нового столетия.

Российский подход к миростроительству, воплощая высокие идеи просвещения и гуманного глобализма, опирается на политико-экономический, культурно-нравственный, технологический (включая инновационную составляющую), правовой потенциал страны как международной личности. Все без исключения стороны ее субъектности, такие, например, как статус постоянного члена Совета Безопасности, ядерной державы, члена клуба «Восьмерки» и «Двадцатки» наиболее развитых экономик, энергетического и научно-технического коспонсора мира, зачинателя многих и многих политических и международно-правовых инициатив в сфере международной безопасности, торговли, нераспространения ядерного оружия, борьбы с международным терроризмом, инфекционными болезнями, регионального кризисоурегулирования, других международных областей, служат примером позитивного и ответственного освоения мира практически, при жестком и универсальном выполнении основных принципов международного права и Устава ООН.

Необходимы конкретные действия, которые повысят авторитет России в мировом сообществе

Подтверждение тому – активная положительная реакция международного сообщества (его практического большинства) на выступление президента Российской Федерации Д. Медведева в рамках 64-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, на его предложения, сформулированные к встрече с президентом США Б. Обамой и представителями «Двадцатки» в Питсбурге. Такое отношение к России справедливо и логично. Например, в силу того, что вопросы, входящие в международную повестку дня, просто по смыслу своего перспективного решения не могут быть устойчиво урегулированы без прямого участия России. Причем участия, которое гармонично, широко, структурно объединяется с возможностями других государств и международных организаций. Россия выступала и будет выступать за строительство высокоэффективных механизмов регулирования глобальных проблем на широкой взаимовыгодной основе. Это в числе прочих позволит избавиться от негативных последствий складывания в международном сообществе в силу отрицательного действия или бездействия со стороны ряда государств так называемой критической массы. Под этим термином понимается совокупность реальных материальных или идеологических фактов, которые разрывают единство, гомогенность международной политики, «вулканизируют» его нормативное содержание, становятся тормозом на пути оптимизации международного порядка. В их число включаются примеры правового нигилизма, двойные стандарты, игнорирование юридических обязательств, различного рода фобии.

О последнем социальном феномене следует сказать особо. И потому, что любая маниакальность, включая уровень государств, властеотношений, – это плохо, бесперспективно. Сегодня именно русофобия питает двигательные мотивы внешней политики целой совокупности государств, пораженных, судя по всему, идеологией реванша, скрытым желанием восстановить атмосферу холодной войны. Питает уже длительное время, выплескиваясь в международную среду.

Личное дело

Лихачев Василий Николаевич

Фото: ИТАР-ТАСС

Родился 5 января 1952 года в Горьком. С 1969 по 1970 год работал матросом Горьковского морского клуба ДОСААФ. В 1975-м окончил Казанский государственный университет по специальности «Правовед». С 1975 по 1982 год – аспирант, ассистент Казанского госуниверситета. С 1982 по 1983 год работал преподавателем Национальной школы права Республики Гвинея-Бисау. В 1983–1987 годах – ассистент, доцент Казанского госуниверситета.

В 1987–1988 годах – преподаватель университета в Антананариву (Демократическая Республика Мадагаскар). С 1988 по 1991 год – заведующий отделом Татарского обкома КПСС, председатель Комитета конституционного надзора Республики Татарстан.

С 1991 по 1995-й – вице-президент Республики Татарстан. 30 марта 1995 года был избран председателем Государственного совета Республики Татарстан.

В январе 1996-го вошел в состав Совета Федерации. Доктор юридических наук, профессор. Награжден орденами Почета, «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Конъюнктура очевидна. Но распространение русофобии уже перешло все допустимые границы приличия. Только примеры последнего времени – из наступившего осеннего политического сезона. Они генетически близки по своей антироссийской сути друг другу. Итак. На рассмотрение ближайшей сессии ПАСЕ (начала работу 28 сентября в Страсбурге) выносится проект резолюции «О пересмотре утвержденных полномочий российской делегации по существенным основаниям».

О чем речь? В документе, подписанном 72 депутатами, утверждается, что РФ не выполнила ключевых пунктов предыдущих резолюций ПАСЕ по Абхазии и Южной Осетии: аннулировать признание их независимости, вывести войска на исходные позиции, обеспечить доступ европейских наблюдателей в районы конфликта и прочее. Поэтому ассамблее предлагается урезать полномочия российской делегации.

Субъективизм и необъективность заявленной позиции (она тиражируется не в первый раз) очевидны. Обращает внимание жесткое нежелание посмотреть на возникшую в августе 2008 года по вине Грузии ситуацию с позиции международного права de lege lata. Опираясь на его постулаты, которым Грузия обязана следовать как член ООН, ОБСЕ, Совета Европы, становится ясно, что военные действия Тбилиси вписываются в общепринятое определение агрессии, данное Генассамблеей ООН в 1994 году. Они нарушили триаду общепризнанных прав – государств, народов (наций) и человека.

Именно РФ предотвратила на Кавказе полномасштабную катастрофу, которую в случае ее продолжения не смогли бы остановить ни США, ни НАТО, ни ЕС или ОБСЕ. Что касается признания Россией Абхазии и Южной Осетии, то это акт суверенного государства, более того, постоянного члена СБ ООН. Учитывались исторические и современные реалии, в том числе и требования международного права, относящиеся к обязательствам государств содействовать реализации и защите общепризнанного права народов на самоопределение (см. Декларацию принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества 1970 года). Для сравнения: признание Косова самостоятельным государством шло и идет вопреки ряду резолюций Совета Безопасности (в частности 1244). Не совпадают эти две позиции и по критерию территориальной целостности. Тбилиси продемонстрировал неспособность обеспечить единство государственной власти, ее эффективность на территории Абхазии и Южной Осетии. Что касается властей Сербии, то в силу жесткой линии, проводимой НАТО и Евросоюзом, Сербия была разорвана под внешним давлением, а ее юрисдикция вытеснена за пределы Косова, исторического места для сербской государственности.

Еще один актуальный пример – принятая на днях в Страсбурге Европарламентом нового созыва резолюция по энергополитике. Ставя вопрос о европейской энергобезопасности, парламент ЕС демонстрирует весь критический запал, направленный на Россию. Именно на ту страну, которая в лице «Газпрома» поставляет ЕС 20% газа и содействует социально-экономическому благополучию его граждан и юридических лиц. Документ в грубой форме нарушает законодательство Евросоюза о конкуренции и антимонополизме, не говоря о тех договоренностях, которые развиваются в процессе энергодиалога РФ – ЕС.

И еще один политический шаг со стороны Запада антироссийского свойства – разработка в недрах сейма Польши проекта специальной резолюции «в связи с агрессией Советского Союза против Польши 17 сентября 1939 года». Стремясь скрыть антисоветские действия тогдашнего руководства Польши, их устремленность поучаствовать в историческом дележе территории Советского Союза (на что имеются суровые доказательства), современные политики хотят сделать СССР главным виновником европейских разломов. История наших двусторонних отношений сложная, нужна совместная воля преодолеть существующие в международных связях Москвы и Варшавы завалы и фобии. Но делать это надо в духе добрососедства, предпосылки к тому имеются.

Интересно, что консервативные и неоконсервативные силы на Западе готовы впадать в антироссийскую истерию и тогда, когда в их среде наблюдаются позитивные, реально рациональные шаги. Так происходит и сейчас в связи с решением администрации президента США Б. Обамы отказаться от планов размещения ТПР в Чехии и Польше.

Мы детально остановились на проблеме русофобии только по одной причине: нельзя не замечать, что в первое десятилетие ХХI столетия этот подход стал весьма распространенным в мире. Он накладывается на другие тревожные для всемирной и региональной безопасности тенденции и явления: правовой нигилизм, увеличение числа так называемых несостоявшихся государств (ряд из них – субъекты и провокаторы русофобских настроений в мире), ослабление профессионализма в управлении международными процессами, нарастание противоречий между субъектами многосторонней дипломатии (прежде всего между отдельными международными организациями).

Совершенно очевидно, что подход к регулированию международных дел в эпоху глобализации с позиции русофобии бесперспективен и политически вреден. Однако одним констатированием этого аспекта не обойтись. Необходимы конкретные действия, которые повысят международный вес России и ее авторитет в мировом сообществе. Конечно, главное направление формирования положительного имиджа и брендинга современной России – достижение в ходе государственного строительства реальных реформ на базовых принципах демократии, рыночной экономики, правового общества, уважения общепризнанных прав человека и народов. Реализуемые, например, в настоящее время общенациональные проекты в сфере здравоохранения, образования, культуры и науки, обеспечение антикризисных мер в области экономики, финансов, социальной защиты, в банковском секторе дают лучшее представление о РФ, ее историческом предназначении, намечают, стимулируют международные связи РФ с другими государствами. Исходя из этого, следует сделать следующий вывод. Назрела потребность в перестройке всего механизма информационного обеспечения внешней политики РФ, повышении роли публичной, общественной и парламентской дипломатии, укреплении их связей с официальной дипломатией при координирующей функции МИДа Российской Федерации. Накопленный опыт показывает, что согласование усилий в постоянном режиме, на основе планирования и прогнозирования МИДа, других органов федеральной власти с Общественной палатой, деловым сообществом, НПО, Россотрудничеством, специальными структурами типа Russia today, РИА Новости, «Русский мир», российскими регионами обладает значительной эффективной перспективой.

Фото: Анатолий Кайзер

Для продвижения вперед следует предпринять ряд принципиальных шагов в дополнение к тому, что уже сделано в России по укреплению ее международного имиджа. Среди них – учреждение должности вице-премьера, ответственного за публичную дипломатию (в широком смысле); разработка специальной общегосударственной программы по этой проблематике; задействование интернет-ресурсов (например, осуществление в рамках государственно-частного партнерства таких интернет-программ, как «Россия международная», подготовленная научно-творческим коллективом группы «Медиастан» – Москва и Санкт-Петербург); создание национального агентства РФ по содействию международному развитию. Целесообразны расширение поля действия специальной комиссии при администрации президента Российской Федерации по формированию международного имиджа Российской Федерации, образование аналогичной структуры на базе Федерального собрания Российской Федерации, открытие при парламенте России международного центра парламентской дипломатии.

Полезной практически и политически выигрышной может стать подготовка блока дипломатических инициатив РФ, направленных на прогрессивное развитие международного права (наподобие российского проекта Договора о европейской безопасности 2008 года), перестройку и реформирование международных организаций и институтов, включая область экономики и финансов, о чем предметно говорил на последних встречах «Двадцатки» президент РФ Д. Медведев, повышение уровня культуры и информации в международном диалоге, формирование новых значительных международных инструментов регулирования (они могут быть и политическими, и юридическими) типа Кодекса цивилизационного поведения современных государств в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций. К этим предложениям следует добавить и другие, связанные, в частности, с подготовкой кадрового потенциала специалистов, ориентированных на сферу имиджелогии и информатизации. Актуально и очищение политического ландшафта России от предвзятого (независимо от мотива) отношения к другим странам и социальным общностям. Об этом специально говорил президент РФ Д. Медведев в своем недавнем интервью представителям СМИ Швейцарской конфедерации. По его словам, «многие западные страны воспринимаются весьма критично в России. Это не только проблема того, что Россия как-то не так воспринимается прежде всего деловой составляющей или частью интеллигенции на Западе. Но это и проблема того, что не все западные страны адекватным образом воспринимаются россиянами. Многие люди из нашей страны чувствуют себя обиженными вот таким отношением. Это первое. Второе. Конечно, есть и стереотипы, это тоже правда, оставшиеся после почти 80-летней советской истории». Отсюда принципиальный вывод. Работе по данному вектору нужно придать государственно ответственный характер, так как это сегодня происходит в США, Евросоюзе, Китае, Японии, других странах, активно и ресурсно продвигающих свой имидж в международной среде.

На этом пути Россия действуют не в одиночку, не одним собственным голосом. В современном мире, со всеми его противоречиями и сложностями, коллизиями и фобиями, она имеет значительный круг партнеров, которые сами от такого сотрудничества с Российской Федерацией, как показывает жизнь, остаются в прямом выигрыше. Их суверенитет и национальные амбиции на основе международного права обеспечиваются, реализуются и гарантируются. В том числе и через дипломатические сети взаимодействия с внешней политикой РФ. Диалектика прагматизма налицо. Ее следует укреплять и прогрессивно развивать. Надежда на гармонизацию политической воли и интересов в миропорядке сегодня не только реальна, но и достижима. Российская Федерация готова работать именно по данному направлению инициативно и взаимовыгодно. Таков наш профессионально разумный, политико-дипломатический ответ на фобоманию в международном пространстве XXI века.

Василий Лихачев,
заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, чрезвычайный и полномочный посол, доктор юридических наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 38 (304) за 30 сентября 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...