Версия для печати

Путь слабака

Реальная биография предателя Резуна-Суворова
Симонов Валерий
Среди друзей-русофобов – слева – беглый Березовский, справа – украинский комментатор Гордон. Фото из архива автора

Владимира Резуна, больше известного по литературному псевдониму Виктор Суворов, я знал лично. Поначалу наши пути по жизни были одинаковыми. Оба родились в военных городках в семьях офицеров-фронтовиков. В 11 лет стали суворовцами.

По окончании Суворовского военного училища (он – Калининского, я – Киевского) были зачислены на второй курс Киевского высшего общевойскового командного училища (КВОКУ). Все годы учебы находились в одной роте: я – в первом взводе, он – во втором. В казарме наши койки располагались на расстоянии нескольких метров. Так что видели друг друга от подъема до отбоя. 26 июля 1968 года выпустились из училища лейтенантами по специальности «Общевойсковой командир». Потом три месяца были на сборе по подготовке командиров БМП-1. По окончании убыли в отпуск.

Факт предательства не удивил

Через 10 лет я неожиданно для себя узнаю, что в ночь на 10 июля 1978 года капитан Владимир Резун вместе с женой и двумя детьми сбежал из Женевы к англичанам. Он работал в резидентуре военной разведки под прикрытием сотрудника Постоянного представительства СССР при Европейском отделении ООН.

Вспоминаю свое состояние души при той новости. Первое – факт предательства Резуна меня нисколько не удивил. Он был очень «правильным» курсантом. Производил впечатление архипатриота. Когда по радио звучал гимн Советского Союза, то демонстративно надевал головной убор и на протяжении всего звучания стоял по стойке «Смирно» с приложенной к головному убору рукой. Еще курсантом стал членом КПСС, что было необычным в нашей среде, большинство становились членами КПСС после нескольких лет службы в войсках.

Виноваты те, кто двигал Резуна в разведку. В ней выживают и побеждают сильнейшие. А слабые духом либо уходят из нее, либо западные спецслужбы делают из них предателей

Самой большой неожиданностью было для меня узнать, что Резун служил в разведке. Из 200 выпускников офицерского училища у него была самая слабая боевая подготовка. На выпускном экзамене по огневой подготовке за него отстрелялся на «отлично» однокурсник Анатолий Дуров. На экзамене по физической подготовке его на трехкилометровом кроссе под руки тащили сокурсники. Всей роте нужно было уложиться в оценку «отлично». Соответственно отличные оценки ставились и в диплом Резуна. На полосе препятствий он панически боялся высоты. Наступательную гранату РГД-5 (славу богу, учебную) бросал метров на 15 при радиусе поражения осколками 25 метров. В реальной атаке пострадал бы от своей гранаты.

И последнее – я испытывал большой стыд при мысли, что могли подумать западные спецслужбы о советской военной разведке. Резун был невысокого роста с женоподобной фигурой – узкие плечики и выходящие за их пределы бедра. В темноте его можно было принять за полненькую девушку с короткими и толстенькими ножками. Ему было тяжело в нашей курсантской среде, в которой доминировали дух мужского соперничества и культ силы. Ныне бывшие однокашники по Суворовскому училищу и однокурсники по КВОКУ именуют его не иначе, как Гаденышем. Это потому, что с момента своего предательства в 1978 году он очерняет Россию в режиме non-stop.

Вот некоторые темы его выступлений на Youtube-канале: «Мы еще увидим, как рухнет Россия», «Сколько осталось Путину править?», «Путина надо демонстративно покарать!». У Резуна срабатывает комплекс: я самый лучший, я самый умный. Именно эти претензии на исключительность своей персоны использовала в его вербовке английская спецслужба МИ-6. Ему даже присвоили агентурную кличку Наполеон. Есть еще один ярко выраженный комплекс у Резуна – считать себя супергероем. Кое-что из его мифотворчества.

Миф № 1. Профессиональный разведчик

Везде, где только возможно, Резун подчеркивает, что он профессиональный разведчик. Нескромно. Подсчитаем, сколько же он практически работал в разведке? В своей книге «Спецназ» он пишет: «Я окончил училище, побывал в освободительном походе, два года отмотал в учебной дивизии и год в разведывательном отделе штаба округа, а потом стал слушателем весьма закрытой военной академии». Итак, из 10 лет офицерской службы вычтем два года работы в качестве командира учебного взвода. Он утверждал, что готовил войсковых разведчиков, но судя по фотографиям на фоне танков и типовой форме одежды, похоже, готовил младших командиров – сержантов для танковых подразделений. Еще вычтем три года учебы в Военно-дипломатической академии Советской армии. На практическую работу в разведке остается всего пять лет, да и то в комфортабельных кабинетных условиях. Один год в штабах армии и округа, а также четыре года в Женеве. За границей – трехкомнатная квартира, двойной оклад и служебная машина. Для сравнения: я служил в разведке более 25 лет. Мой наставник и учитель полковник Валерий Захарченко говорил мне: «Профессиональным разведчиком ты станешь лет через 10–15. Твои таланты без опыта работы стоят немного».

Миф № 2. Участник боевых действий

На своем официальном сайте Резун утверждает, что в 1968 году принимал участие в вводе советских войск в Чехословакию и подавлении там мятежа. Ложь. Мы выпустились вместе из училища 26 июля 1968 года и через три дня убыли на трехмесячный сбор по подготовке командиров БМП-1. Потом нас отправили в отпуск, который длился ровно месяц плюс дни на проезд домой и к месту службы. Таким образом, в войска мы прибыли в первых числах ноября. А ввод войск в Чехословакию произошел на два с половиной месяца раньше – 21 августа 1968 года. Напрашивается вопрос: зачем Резуну нужно было врать? Ответ прост: присвоить себе статус ветерана боевых действий. Дело в том, что в советском законодательстве воины-интернационалисты были включены в категорию ветеранов боевых действий.

А его заявление о том, что он при вводе войск в Чехословакию командовал танковой ротой? По окончании КВОКУ он единственный был направлен в учебную дивизию, где служить было легче, чем в линейных частях. К тому же сразу попал на капитанскую должность с большим денежным окладом. Всем другим выпускникам было намного тяжелее служить. Приходилось сталкиваться с дедовщиной. Вызвана она была периодическими амнистиями осужденных, которым давалась возможность реабилитировать себя через службу в армии. Естественно, они переносили тюремные порядки в казармы, становились «авторитетами».

Расскажу, как я начинал свою офицерскую службу. На второй день моего прибытия в разведывательную часть меня назначили ответственным офицером. Полагаю, специально – для «обкатки молодого». Утром по моей команде «Рота, подъем! Выходи на физзарядку!» шесть военнослужащих продолжали спать. Как потом мне пояснили, они были «уважаемыми людьми» в роте, с которыми считались даже офицеры. Я-то не знал об их высоком статусе и просто из-под каждого выдернул матрац, заставив делать физзарядку со всей ротой. Днем я построил роту для следования на обед и вернулся в казарму, чтобы проверить, кто не встал в строй. За спиной возникли трое рослых солдата. Один из них со словами «Ты чего, лейтенант, устанавливаешь у нас свои порядки?» ударил меня кулаком под сердце. Чисто тюремный прием – не остается следа от удара, а сердце может просто разорваться, если наполнено кровью. Диагноз врачей – разрыв сердца. Я молниеносно нанес ответные удары. В результате один оказался на полу без сознания, а два других приседали и жадно глотали воздух. Конечно, в нынешнее время за это меня судили бы. Но иначе тогда было нельзя. Когда я снова вышел из казармы, весь строй изумленно смотрел на меня. Больше проблем со старослужащими у меня не было.

Кстати, аналогичный случай произошел и с товарищем из моего взвода Виталием Радецким, который в КВОКУ был чемпионом по боксу в тяжелом весе. Когда его представляли перед строем роты, один из «авторитетов» казармы громко произнес: «Скоро обломаем ему рога». Это вызвало оскорбительные усмешки в строю. Виталий подошел к насмешнику и нанес «авторитету» нокаутирующий удар. Строй замер. Затем он, не обращая внимания на стоящего рядом командира роты, приказал троим солдатам отнести пострадавшего в умывальник и привести в сознание. Через полгода Виталий стал командиром той роты. Службу завершил в звании генерала армии, министром обороны Украины (1993–1994 годы).

Миф № 3. Приговоренный к смерти

Резун любит пафосно произносить, что приговорен к смертной казни. Предваряя фильм «Аквариум, или Одиночество шпиона», он продекламировал: «А вы когда-нибудь были знакомы с человеком, который имеет смертный приговор? Если никогда не были знакомы с таким человеком, то знакомьтесь: я один из таких людей». Эти же слова можно прочесть в главе «Заключение» книги «Освободитель». Как же это звучит оскорбительно в отношении однокурсников, которые положили свои жизни в вооруженных конфликтах.

Прячется на английской военной базе в Бристоле и «смело» вещает о приговоре, которого никогда не было. Например, мне трижды боевики объявляли смертные приговоры (задокументировано Особым отделом 19 ОА ПВО). Опасных ситуаций было немерено. Это ночные засады, сопровождение колонн по дорогам, оборона военных объектов, переговоры с бандитами об освобождении заложников.

Миф № 4. Парашютист-отличник

В своих книгах Резун утверждает, что совершал парашютные прыжки. Однако нигде не упоминает, сколько раз прыгал. Обычно люди гордятся самим фактом парашютного прыжка. Например, у меня всего 25 парашютных прыжков с высот 800–1200 метров. Хотел совершить больше, но они в разведке не главное. Да и не было времени прыгать в свое удовольствие.

Резун утверждает, что совершал прыжки с высоты 100 метров. В книге «Спецназ» пишет: «Групповые прыжки с высоты сто метров прочно вошли в программу подготовки и практику частей СпН. Именно такой прыжок совершает на учениях главный герой романа «Аквариум» вместе с группой диверсантов. Зима, снег, мороз, высота 100 метров, у каждого обычный десантный парашют Д-1-8 без запасного купола». Прыжки с малых высот совершались в качестве эксперимента очень опытными парашютистами. Впервые такой эксперимент был проведен 1 марта 1968 года. Далее Резун утверждает, что при прыжке со 100 метров выступал в роли выпускающего (книга «Аквариум»): «Роль у меня плохая: у всех вытяжные тросики пристегнуты к центральному лееру, лишь у меня он на груди покоится. Пропустив всех мимо себя, я в последний момент должен свой тросик защелкнуть над своей головой. А если промахнусь? А если сгоряча выйду, не успев его застегнуть? Открыть парашют руками будет уже невозможно». Снова ложь! Выпускающим обычно ставят инструктора ПДС (парашютно-десантной службы) или очень опытного парашютиста, имеющего несколько сотен прыжков. Например, при прыжках с самолета Ан-2 считалось особым шиком для выпускающего выйти из самолета и захлопнуть за собой дверь.

Миф № 5. Борец против системы

Резун называет свое бегство не изменой Родине, а уходом на Запад. В книге он пишет: «Но на один вопрос я обязан ответить сам себе: бегу я потому, что ненавижу систему давно, я всегда был против нее, я готов был рисковать головой ради того, чтобы заменить существующую систему чем угодно, даже военной диктатурой». В другой книге Резун говорит, что вынужден был бежать вместе с семьей – иначе с ним бы расправились люди из КГБ.

От себя скажу: можно не соглашаться с политикой руководства своего государства, но предавать свой народ ни при каких обстоятельствах нельзя. Принявший воинскую присягу должен служить своей Отчизне. Резун изменил присяге и перебежал в стан врагов. Честь может быть потеряна только однажды, потом всю жизнь бесчестье. В старой российской армии была традиция: опозорившему офицерскую честь давали револьвер с одним патроном. Кому было небезразлично отношение окружающих, тот стрелялся. Трусы оставались с позором до конца жизни.

В книге «Спецназ» прочел такие чудовищные измышления: «Командир группы не имел права брать с собой бойца, получившего тяжелую травму или ранение (это значительно снизило бы скорость движения разведгруппы и помешало выполнению поставленных задач), но и оставить его тоже не имел права. Поэтому единственно возможным решением в любой такой ситуации было убийство раненого. Это должно было делаться путем введения особой смертельной инъекции, которая называлась «блаженной смертью», в результате чего человек умирал легко, не испытывая мучений, словно проваливаясь в сон. Если же командир группы из сострадания принимал решение взять раненого с собой и такое решение со всей очевидностью ставило под угрозу выполнение поставленной задачи, заместитель командира группы был обязан убить обоих – и раненого бойца, и командира, причем последнего следовало убить без использования инъекции».

Мне самому приходилось водить разведгруппы. Ничего подобного, что написано выше, никогда не встречал. Я всегда говорил своим подчиненным: начали вместе и вернемся вместе, несмотря ни на что. Никого не оставим в беде.

Кто сделал Резуна предателем?

Все началось с его детства, когда родители чрезмерно оберегали младшего сыночка от житейских забот. Отец с помощью своих фронтовых однополчан при высоких должностях двигал его в Суворовское училище, потом в офицерское училище и Военно-дипломатическую академию. Виноваты непосредственные начальники Резуна, которые писали необъективные характеристики в угоду вышестоящим протеже будущего предателя. Виновата существовавшая тогда система отбора кадров, которая допускала в армию проходимцев, стяжателей и карьеристов. Бездари занимали высокие должности без соответствующей профессиональной подготовки и нормального прохождения службы. В мирное время это еще было не так опасно, а в условиях войны из-за их некомпетентности гибли целые части. Виноваты те, кто двигал Резуна в разведку. В ней выживают и побеждают сильнейшие. А слабые духом либо уходят из нее, либо западные спецслужбы делают из них предателей. Именно так произошло с папенькиным сыночком Резуном.

Возникает вопрос: а можно ли верить Резуну? Я назвал бы его злобным мистификатором. То есть человеком, умеющим дурачить людей, вводить их в обман или заблуждение. Неудивительно, что многие тупо повелись на «правду» предателя о Великой Отечественной войне. Он же предал своих родителей, предал своего старшего брата (тоже бывшего суворовца и офицера), предал кадетское и войсковое братство, предал страну, в которой родился и которая с младых лет растила его на полном государственном обеспечении, дала ему бесплатно уникальное образование. Резун – враг моей страны, а значит, и мой враг.

Валерий Симонов,
полковник запаса, бывший начальник разведки 19-й отдельной армии ПВО

Опубликовано в выпуске № 45 (858) за 24 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц