Версия для печати

Предавая друзей

Как распад СССР ударил по военно-техническому сотрудничеству России на постсоветском пространстве
Черкашин Петр

Сегодня много говорят о проблемах военно-технического сотрудничества России со странами СНГ, которое существует ни шатко ни валко. Во многом потому, что военно-политическое руководство России после распада СССР сделало ошибочный выбор в пользу Запада, проигнорировав просьбы своих соседей о продолжении ВТС. Прискорбный опыт 90-х годов крайне поучителен для нашего непростого времени, особенно в связи с армяно-азербайджанским конфликтом в Нагорном Карабахе, событиями в Киргизии и Белоруссии. Какие уроки мы должны извлечь для себя сегодня?

В те годы я был старшим референтом в отделе обороны правительства Казахстана, а в последующем занимал должность консультанта в секретариате Совета безопасности при президенте РК и сегодня могу оценить то время с позиции не стороннего наблюдателя.

В угоду амбициям

После подписания 10 декабря 1991 года Декларации о создании Содружества Независимых Государств был взят курс на разрушение единой системы обороны, существовавшей в СССР, что повлекло пересмотр всех принципов сотрудничества в военной области.

Подобные решения и определение объемов военно-технического взаимодействия принимаются обычно руководством стран, заинтересованных в нем. Но такой заинтересованности в России тогда не было. 7 мая 1992 года, ни с кем особо не советуясь, Борис Ельцин позвонил президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву и проинформировал, что принято решение о создании Вооруженных сил Российской Федерации. Это означало, что Россия с этого момента не несет ответственность за оборону и безопасность Казахстана. Вот так, одним росчерком пера, легко и изящно, а точнее – бездумно было порушено все, что создавалось годами, поколениями советских людей. Хотя Казахстан до самого последнего момента не хотел выходить из союза с Россией, самым последним в СНГ принял решение о создании собственной армии.

Решение Ельцина по аналогии касалось и других бывших союзных республик СССР. Из достоверных источников известно, что Назарбаев пытался отговорить Ельцина от принятия столь скоропалительного и опрометчивого решения, которое в известной степени могло навредить состоянию обороноспособности самой России. Но доводы президента Казахстана не были услышаны.

По инициативе Назарбаева был согласован целый ряд мер, направленных на совместное противодействие исламскому экстремизму в среднеазиатском регионе. Но эта сила никуда не ушла, она просто затаилась, переродилась в «спящие ячейки»

Это притом что на территории Казахстана были размещены 144 пусковые установки баллистических ракет (Жангиз-Тобе, Державинск), базировалась дивизия стратегических бомбардировщиков Ту-95 (Чаган). На складах в районе Семипалатинска находилось на хранении большое количество ядерных боеприпасов. Кроме этого, значимыми объектами являлись космодром Байконур, испытательный полигон Сары-Шаган, станция СПРН в Балхаше, ядерный полигон, а также другие объекты, имеющие стратегическое значение для поддержания высокого уровня обороноспособности России.

Я уж не говорю о миллионах русских людей, оказавшихся за пределами исторической родины, брошенными на произвол судьбы на чужбине. Ельцин в тот момент не думал ни о людях, ни о поддержании боевого потенциала собственных Вооруженных сил. Что побудило его на столь необдуманный шаг? Достоверно об этом станет известно, наверное, только через много лет. Но с большой долей вероятности можно предположить, что на него оказало давление ближайшее либеральное окружение, всецело ориентированное на Запад, а также добрые советы заокеанских «партнеров» в лице США.

Как должен был поступить в той непростой ситуации лидер Казахстана? Вполне естественно, в качестве ответной меры уже вечером 7 мая 1992 года президент Казахстана подписал Указ о создании собственных вооруженных сил – повторю, самым последним на пространстве СНГ.

Но что характерно – еще не высохли чернила на подписанных Россией и Казахстаном договорах о цивилизованных условиях развода, как уже в мае 1992 года командующий войсками объединенного Туркестанского и Среднеазиатского военных округов генерал-полковник Иван Фуженко дал команду уволить в запас 1400 офицеров, издал директиву о ликвидации ряда воинских частей, тем самым лишив вновь создаваемую армию Казахстана резерва офицерского состава и наиболее боеспособных воинских формирований. Таким образом, был дан старт не только прекращению каких-либо военных связей, но и разбазариванию ликвидной боевой техники.

Тайно были перебазированы стратегические бомбардировщики Ту-95 с аэродрома Чаган на территорию России. Можно привести другие примеры такого рода неправомерных поспешных действий, проводимых под покровительством Министерства обороны РФ в те лихие годы.

Надо признать, что в тех условиях Казахстан проявил высокую политическую выдержку и дальновидность. Это позволило избежать катастрофических последствий, которые могли иметь место в результате практически неконтролируемой деятельности российских силовых структур на территории только что образовавшегося суверенного государства. В итоге постепенно взаимодействие было поставлено в законодательное русло, заложена основа для ведения переговоров о военном сотрудничестве. Но не все так просто.

С конца 1992-го по март 1994-го в Казахстан прибывало большое количество представителей различных силовых ведомств и организаций РФ, наделенных соответствующими полномочиями. Но чего греха таить, в некоторых предложениях просматривалась личная коммерческая заинтересованность отдельных чиновников. Например, предлагалось продать часть истребителей МиГ-21, находящихся на базе хранения в Талды-Кургане, с последующей отправкой их в Израиль, где модернизировать путем установки усовершенствованного радиоприборного комплекса, чтобы в последующем реализовать в страны Африки.

Были предложения продать авиационные двигатели и запасные части, предназначенные для использования лишь в военное время, чтобы заработать на посреднических услугах. «Коробейников» в погонах и без оных интересовали стволы большого калибра артиллерийских систем, хранящиеся на складах на базе в районе Целинограда. Но в правительстве РК возникло подозрение, что с территории Казахстана может быть организована поставка ВВТ на неформальной основе структурам террористического толка или мафиозным группам, замешанным на незаконной торговле оружием. В качестве примера можно привести факт попытки незаконной поставки ВВТ в Югославию. Комитет национальной безопасности Казахстана (КНБ) груз арестовал, а заместитель министра обороны России по вооружению генерал-майор Валерий Сапсай был осужден и отбывал срок в колонии. Некоторые чиновники действовали в то смутное время на свой страх и риск, не думая о том, что незаконные сделки с поставками оружия с территории Казахстана могут получить международную огласку и подорвут авторитет молодого государства.

Сигнал экстремистам

Это, как говорится, исключение из правил и криминальная сторона последствий распада СССР. Больнее же всего подобное ударило, повторю, по отлаженному военно-техническому сотрудничеству республик. Начали свертываться заказы Министерства обороны России на производство продукции военного назначения для ВМФ, авиационных приборов, гусеничных тягачей Семипалатинского завода, крупнокалиберных пулеметов, производимых на Уральском заводе.

Сворачивались работы в военно-научной деятельности. Фактически была разрушена научная база НПО «Гранит», в свое время являвшегося лидером в создании оптико-электронных систем. Прекращено финансирование работ по производству систем радиоэлектронной борьбы на Алма-Атинском заводе.

Понятно, что такие действия не могли способствовать налаживанию взаимовыгодного диалога. В тот период не только Казахстан, но и другие бывшие союзные республики, видя, что Россия стремится ускорить процесс размежевания, вынуждены были искать себе союзников в других странах. Из песни слова, как говорится, не выкинешь.

С высоты сегодняшнего времени, глядя на то, какую политику проводила тогда Россия в ВТС со странами СНГ, можно сделать вывод, что своими действиями она сама подтолкнула некоторые из них к размежеванию. Процесс разрушения Вооруженных сил СССР привел к возникновению малых армий, которые по своему боевому потенциалу не оказались неспособны обеспечить оборону своих государств от внешних и внутренних угроз, и те вынуждены были искать поддержку в других странах.

Указ президента России о создании собственных Вооруженных сил фактически послужил сигналом для активизации деятельности радикальных исламских экстремистов, которые усилили свое негативное влияние на среднеазиатские республики бывшего СССР. В частности, на территории Таджикистана готовился плацдарм для распространения религиозно-политического терроризма в Азии. Эту страну буквально заполонили эмиссары из стран Ближнего и Среднего Востока. Агенты различных исламских фундаменталистских организаций из арабских стран обучали боевиков оппозиционных течений методам ведения диверсионной войны. Во многих случаях эти агенты сами становились основной ударной силой боевых вооруженных отрядов. В итоге Таджикистан был ввергнут в гражданскую войну, которая началась в мае 1992 года и закончилась лишь после уничтожения банд Рахмона Санганова, Ризвона Садирова, Обдуло Рахмонова. Она, к сожалению, принесла много бед и жертв, продлившись до 27 мая 1997 года. И если бы не 201-я российская дивизия, дислоцированная в РТ, и 15-я бригада ГРУ ГШ ВС РФ, оказавшие решительное противодействие экстремистам, то неизвестно, как сложилась бы политическая судьба всех азиатских республик. В случае успеха исламистов в Таджикистане неизбежно поддержали моджахеды из Афганистана.

Ширилось также исламское движение в Узбекистане, набирали силу исламские организации Хизб-ут-Тахрир, которые ставили перед собой задачу установления теократического государства в Узбекистане и Средней Азии. В переходный период 1999–2001 годов они предприняли попытку вторжения в Ферганскую долину, но не добились желаемого результата. А в 2005-м организовали мятеж в Андижане, приведший к многочисленным жертвам. Все это – результат игнорирования ВТС.

Такое развитие военно-политических угроз заставило руководителей Казахстана, Узбекистана и Киргизии провести встречу на высшем уровне, где по инициативе Назарбаева был согласован целый ряд мер, направленных на совместное противодействие исламскому экстремизму в среднеазиатском регионе. Но эта сила никуда не ушла, она просто затаилась, переродилась в «спящие ячейки». И вполне возможно, что в будущем России придется вновь противостоять исламскому экстремизму не только на Ближнем Востоке, но и в Средней Азии, которую сегодня переименовали в Центральную. Не следует забывать и высказывания отдельных лидеров моджахедов, талибов о том, что войну, которую СССР принес в Афганистан, надо перенести на его территорию. Поэтому военное сотрудничество со среднеазиатскими республиками должно носить стабильный и объемный характер.

Упущенные возможности

Но вернемся к дате подписания указа о создании Вооруженных сил России – 7 мая 1992 года. В этот же день особым распоряжением президента Российской Федерации 10-е Главное управление Генерального штаба, отвечавшее за организацию военного сотрудничества в военной области с зарубежными странами, было переподчинено напрямую министру обороны. Павел Грачев посетил Казахстан, но, по-видимому, обиделся, что перед ним, образно говоря, не постелили красную дорожку, и распорядился постепенно сворачивать военное сотрудничество с азиатскими республиками.

С конца декабря 1992-го по март 1994-го шла вялотекущая работа на уровне экспертов по формированию основных положений Договора о сотрудничестве в военной сфере между РФ и РК. Наконец 28 марта 1994 года он был подписан. С помощью этого договора разрабатывался механизм ликвидации ядерного оружия на территории Казахстана и уничтожения шахтных пусковых установок.

К сожалению, несмотря на только что родившийся договор, активного взаимодействия сторон не произошло. Совместное планирование деятельности в военной области практически было свернуто с вывозом всех боевых ядерных боеприпасов с территории Казахстана. После чего не проведено ни одного мероприятия, направленного на согласование взаимовыгодного сотрудничества. Хотя на территорию Казахстана при ликвидации западных групп войск перемещено большое количество техники, вооружений и боеприпасов.

Военное ведомство Казахстана неоднократно обращалось в компетентные органы России с предложением о создании совместных производств по ремонту и обслуживанию ВВСТ. К примеру, для проверки пригодности ПТУР к боевому применению необходимо проводить контрольно-тренировочные циклы, что требует привлечения узких специалистов с завода-изготовителя. И так по многим высокотехнологичным образцам вооружений. Базой для таких производств могли стать Павлодарский тракторный и Семипалатинский машиностроительные заводы. Но российская сторона решила, что идея Казахстана невыгодна и предложила проводить ремонт ВВСТ на территории РФ.

Примерно также обстояли дела с созданием предприятия по утилизации боеприпасов, организацией ремонта авиационной техники на 405-м авиационном ремзаводе. Если бы не помощь и обеспокоенность Назарбаева, то дело с военным сотрудничеством специалисты среднего уровня в правительствах обеих стран загнали бы просто в тупик, несмотря на то, что в рамках СНГ было подписано более 70 договоров.

Негативно влияли на это в правительстве России представители так называемой семибанкирщины – Владимир Гусинский и другие олигархи, приближенные к Ельцину. Они оказывали огромное воздействие на формирование внутренней и внешней политики России. Кроме того, сказывалась неустойчивая внутриполитическая обстановка в стране. Была нарушена вертикаль власти. Новый импульс, придавший активность в сфере ВТС, произошел лишь в 2000 году, когда в Лондон убежал бывший заместитель секретаря Совета безопасности РФ, влиятельный бизнесмен Борис Березовский.

По мере стабилизации внутриполитической обстановки в России активизировалась деятельность и в рамках ОДКБ, в других органах, созданных на основании соглашений, принятых в рамках Содружества Независимых Государств. Созданы условия для планирования совместных действий в случае нарастания масштабной террористической угрозы. Заложена основа для обмена разведданными, представляющими взаимный интерес. Налажена подготовка военных специалистов на основе взаимного обмена.

Объединить усилия

Но время идет вперед, и сегодня уже недостаточно прежнего объема военного сотрудничества. Существующие изменения в Евразийском геостратегическом регионе эхом отзываются по всему его огромному периметру, ведут к активизации различных политических сил, стремящихся использовать любые даже незначительные противоречия, возникающие между государствами, и на этой базе проводить свои интересы. Что грозит лавиной геополитических изменений со всеми вытекающими последствиями, перекройкой границ независимых государств, а также вызвать цепную реакцию по всему миру.

Для того чтобы не допустить подобного развития событий, снижающих уровень взаимной безопасности, необходимо широко использовать аспекты, связанные с дипломатией, экономикой, экологией, заостряя особое внимание на военной стороне проводимых мероприятий. А их рождают только прочные межгосударственные связи, работоспособные структуры, надежные механизмы, обеспечивающие реальное взаимодействие и согласованные решения общих задач совместной обороны и коллективной безопасности.

Необходимо отдавать предпочтение средствам вооруженной борьбы, которые демонстрировали бы вероятному противнику возможности по нанесению ему неприемлемого ущерба при проведении ответных действий. А техника и вооружение должны обладать высокой надежностью, живучестью, боевой эффективностью, ремонтопригодностью. То есть задач для военно-технического сотрудничества в рамках СНГ очень много. Помимо этого, надо сокращать номенклатуру вооружений, проводить линию на их широкую стандартизацию и унификацию.

Центр противоборства сегодня начал смещаться в сторону информационной борьбы. Противостоять этой угрозе в одиночку также невозможно. Требуется объединение усилий для нейтрализации воздействия на электронные ресурсы стран СНГ. Примером практического применения таких методов могут служить целевое управление информацией по освещению событий в ходе подготовки и проведения боевых действий в зоне карабахского конфликта. Правительствами противоборствующих сторон там мог быть введен запрет СМИ на преднамеренное искажение публикуемой информации в целях дестабилизации социальной обстановки. Но до этого не дошло, что породило волну протестов в Армении.

Широкое распространение автоматизированных информационных систем открывает новые возможности также для несанкционированного проникновения к закрытой информации, ее целевого изменения. Сегодня проводятся исследования по осуществлению преднамеренного воздействия физическими полями различной природы на информационную систему принимающих решение лиц с целью возможности управления этим процессом. Все это может принести значительный ущерб безопасности страны.

В мире усилилась борьба крупных государств за обладание контроля над малыми. Если вновь образовавшиеся государства рассчитывают встроиться в эту систему и существовать в мировом содружестве на равных условиях, это бесплодная надежда. Такого никогда уже не будет. Чем закончилась «многовекторная» внешняя политика Белоруссии – наглядный пример. Только в объединении с сильными странами, стремящимися сохранить свой суверенитет и суверенитет партнеров, как это было в СССР, можно обеспечить независимость своему народу. Это, думается, самый важный урок для постсоветского пространства.

У России и Содружества Независимых Государств, Союзного государства есть все возможности для выработки эффективной политики в области обороны и безопасности, углубления военно-технического сотрудничества. Их реализация связана с согласованием, координацией, объединением усилий, эффективным взаимодействием. Но для этого необходимо соединить передовой мировой опыт с отечественной российской спецификой, наши лучшие наработки с новейшими достижениями науки и техники, трезвый военно-стратегический расчет с нравственностью и духовностью.

Если мы это не сделаем, то рано или поздно экспансия внешних сил на пространство СНГ, которая становится все агрессивнее, приведет к братоубийственной войне, постсоветское пространство будет разорвано на части, поделено между сильными игроками. Именно об этом вопиют уроки 90-х. Заискивающе смотреть на Запад, как это делало наше политическое руководство после распада СССР, безропотно выполнять рекомендации МВФ и других его институтов значит рыть себе новую могилу. Допустить распад РФ мы не имеем права. Как и забывать о том, что двуглавый орел на гербе Российской империи всегда смотрел на две стороны – на Запад и на Восток.

Петр Черкашин,
полковник запаса

Опубликовано в выпуске № 45 (858) за 24 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц