Версия для печати

Осенний призыв. Особенности и опасения

Удманцев Вадим
Набирает обороты очередной призыв в Российскую армию. У нынешнего несколько особенностей. Во-первых, в последний раз будут призваны молодые люди, родившиеся еще во времена СССР. Особенность вторая состоит в том, что по решению Генерального штаба в Вооруженные Силы этой осенью должны прибыть 10–12 тысяч граждан, имевших судимости. У общественности это решение вызвало неоднозначную реакцию. Каковы могут быть последствия такого шага? И возможно ли добиться укомплектования всех частей по штатам военного времени (согласно планам Главного организационно-мобилизационного управления ГШ ВС РФ), не призывая судимых, – эти вопросы не перестают беспокоить многих наших сограждан.
Набирает обороты очередной призыв в Российскую армию. У нынешнего несколько особенностей. Во-первых, в последний раз будут призваны молодые люди, родившиеся еще во времена СССР. Особенность вторая состоит в том, что по решению Генерального штаба в Вооруженные Силы этой осенью должны прибыть 10–12 тысяч граждан, имевших судимости. У общественности это решение вызвало неоднозначную реакцию. Каковы могут быть последствия такого шага? И возможно ли добиться укомплектования всех частей по штатам военного времени (согласно планам Главного организационно-мобилизационного управления ГШ ВС РФ), не призывая судимых, – эти вопросы не перестают беспокоить многих наших сограждан.
{{direct}}

По утверждению заместителя начальника Генштаба – начальника ГОМУ ГШ ВС РФ генерал-полковника Василия Смирнова, всего в Вооруженные Силы нынешней осенью планируется призвать 271 тысячу человек, а значит, приход на службу сравнительно небольшого числа новобранцев, имеющих уголовный опыт, не повлияет на моральный климат воинских коллективов. Более того – генерал прямо заявил, что не видит в самом факте призыва ранее судимых людей ничего предосудительного, так как в соответствии с действующим законодательством ГОМУ обязано призывать в армию граждан со снятой или погашенной судимостью.

Предвидя всевозможные опасения по этому поводу – в первую очередь со стороны большинства «нормальных» призывников и их родителей, высокие военные чины ссылаются на статистику Главной военной прокуратуры, которая свидетельствует о снижении случаев дедовщины. Действительно, за 8 месяцев текущего года было зарегистрировано меньше «неуставных» нарушений и случаев превышения должностных полномочий – соответственно на 13 и 11,5%. Эти улучшения связаны, например, с тем, что в воинских частях ведется профилактика нарушений и что в начальный период службы новобранцы проходят через программу адаптации. Однако в то же время только в текущем году за неуставные отношения в воинских коллективах были осуждены около 800 человек. СМИ по-прежнему пестрят сводками о многочисленных координационных совещаниях с участием военных прокуроров всех уровней, воинских и милицейских начальников по предупреждению преступлений и других правонарушений среди военнослужащих. И надо отдать должное военным прокурорам – о полной и безоговорочной победе над дедовщиной в войсковой среде они пока рапортовать не спешат.

Косвенным подтверждением тому, что в воинской среде далеко не все в порядке, было образование в 2006 году Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации. В положении об этом совещательном органе, в частности, говорится, что он создан для учета потребностей и интересов российских граждан, защиты их прав и свобод и прав общественных объединений при формировании и реализации государственной политики в области обороны, а также для осуществления общественного контроля за деятельностью Минобороны.

В какой-то степени следствием борьбы с воинскими нарушениями и преступлениями явились и указания министра обороны России от 15 декабря 2006 года об образовании родительских комитетов и организации деятельности подчиненных должностных лиц при работе с родителями военнослужащих, проходящих военную службу по призыву в ВС РФ.

Фото: Андрей Рудаков

Несколько раньше – в 2005 году уполномоченный по правам человека в Российской Федерации и МО РФ заключили меморандум о сотрудничестве в сфере защиты прав и свобод военнослужащих и ветеранов военной службы, членов их семей, граждан, призываемых на военную службу, гражданского персонала ВС. Естественно, в пределах своей компетенции, определяемой законодательством.

Никогда не оставались в стороне от проблем ВС и правозащитные общественные организации. В этом году «ВПК» уже подробно рассказывал о деятельности одной из них – Совета родителей военнослужащих России, руководимого Галиной Шалдиковой, сын которой умер от побоев, проходя срочную службу в Российской армии. Ежегодно из подкомитетов совета, действующих в 62 регионах России, в адрес Галины Ильиничны приходят сотни писем – чаще всего от матерей военнослужащих, сообщающих о нарушениях, с которыми сталкиваются в армии и на флоте их сыновья.

Конечно же, все эти факты впоследствии проходят тщательную проверку в разных инстанциях, включая Общественную палату РФ. И, как правило, в большинстве своем они подтверждаются. С приходом в войска десятитысячного контингента с криминальным прошлым таких писем станет меньше?

Начальник ГОМУ генерал-лейтенант Смирнов откровенно признался, что «порядка 100 тысяч призывников исчезают из домов в ходе призывных кампаний», из этого числа «более 10 тысяч российских граждан призывного возраста находятся сейчас за рубежом». «Если весной прошлого года уклонились от военной службы 5849 человек, то весной нынешнего года их уже стало 8195», – сказал генерал, подытожив, что этими молодыми людьми должны заниматься правоохранительные органы.

К тому же массовый призыв на военную службу лиц, ранее имевших судимости, выглядит абсолютно нелогично на фоне рассмотрения Госдумой очередной поправки к 51-й статье закона «О воинской обязанности и военной службе». В случае корректировки этой статьи закона все кадровые военнослужащие, условно осужденные за умышленные преступления, будут подлежать увольнению из рядов Вооруженных Сил. А таковых в армии и на флоте сейчас насчитываются более двух тысяч. По мнению депутатов, это снижает доверие к офицерскому корпусу, негативно влияет на морально-психологическую атмосферу в воинских коллективах. Тем паче что прокурорская статистика говорит о том, что многие из тех, кто запятнал честь мундира и получил условный срок, впоследствии совершают аналогичные преступления. Так стоит ли подвергать риску здоровье солдат и карьерные перспективы командиров, укомплектовывая воинские коллективы людьми с блатными замашками и криминальными наклонностями?

Конечно, согласно статье 59 Конституции РФ защита Отечества нынче не является «священным долгом», а служба в рядах Вооруженных Сил – «почетной обязанностью» граждан, как во времена СССР. Но и превращать армию и флот в прибежище для асоциальных элементов по меньшей мере недальновидно! Такому кадровому пополнению порадуются разве только враги нашего государства.

Фото: Андрей Рудаков

Поскольку Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие, а Россия является демократическим правовым государством с республиканской формой правления, в котором все равны перед законом, то справедливо было бы внести кое-какие коррективы в федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе». А именно: исключить право на отсрочку от призыва на военную службу для граждан, обучающихся в образовательных учреждениях высшего профессионального образования и получающих послевузовское профессиональное образование по очной форме обучения. Конечно же, согласно пункту 1 статьи 43 Конституции РФ «каждый имеет право на образование». Но в той же Конституции записано, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» (пункт 3 статьи 17).

Повторюсь, что отмена отсрочек для этих категорий учащихся должна быть произведена даже не столько в интересах призыва, сколько справедливости ради. Если все равны перед законом, то почему люди, не поступившие в вуз, обязаны какое-то время мириться с ограничениями своих свобод и соблюдать требования воинских уставов в отличие от их куда более удачливых или более умных сверстников, которые могут и вовсе «отмазаться» от армии? Например приобретя право на освобождение от призыва на военную службу после получения ученой степени, предусмотренной государственной системой аттестации. Почему в этом плане существуют различия для лиц с разными интеллектуальными способностями? Разве государство не гарантирует «равенство прав и свобод человека и гражданина», как записано в Конституции?

Уже известно, что депутаты Госдумы собираются внести другую поправку в статью 24 закона «О воинской обязанности и военной службе»: исключить отсрочку от армии для офицеров милиции, пожарной службы, таможни, уголовно-исполнительной системы и ФСКН – выпускников ведомственных и профильных учебных заведений, но имеющих только среднее образование. Хотя почему бы не распространить эту практику и на всех «силовиков»? Ведь в условиях современной войны офицеры милиции или ФСКН вряд ли смогут командовать стрелковыми или танковыми взводами – для этого нужны другие знания, на поле боя их лейтенантские дипломы явно не помогут.

Другой действенной мерой по укомплектованию всех частей ВС и приведению их в состояние полной боевой готовности мог бы стать перевод военнослужащих по призыву на двухгодичный срок службы. О преимуществах двухгодичного обучения по сравнению с одногодичным даже не стану распространяться – его преимущества очевидны. Хотя удачные примеры краткосрочной подготовки военнослужащих в нашей стране тоже существуют.

Одним из самых ярких был опыт создания 154-го отдельного отряда специального назначения ГРУ ГШ ВС СССР в 1979 году. Тогда хватило полгода, чтобы подготовить элитное подразделение из 520 человек – так называемый мусульманский батальон, так как его укомплектовали преимущественно узбеками, таджиками и туркменами, включая командиров взводов и рот. (Лишь в экипажи «Шилок» набрали славян – уроженцам среднеазиатских республик Советского Союза не хватало образовательной подготовки, чтобы управляться с этой сложной техникой.) Батальон сформировали по просьбе и для личной охраны руководителя Афганистана Тараки, который не доверял своему окружению. Однако вскоре Тараки был убит, и «мусульманский батальон» был успешно задействован 27 декабря 1979 года в отдельной операции «Шторм-333», когда нескольким подразделениям советского спецназа удалось за 43 минуты овладеть резиденцией главы афганского государства – дворцом Тадж-Бек.

В батальон набирали почти совсем не подготовленных в боевом отношении и физически не самых крепких парней – в основном военнослужащих из строительных частей, из хозяйственных подразделений линейных частей САВО и ТуркВО, уже прослуживших полгода, год и даже полтора года. Объяснение тому простое – офицеры спецназа не могли афишировать, для какой цели отбирают себе контингент, а командиры частей, конечно же, старались лучший личный состав удержать у себя.

Командование 154-го ооСпН имело ограничения по срокам подготовки, поэтому первые три месяца шли начальная боевая подготовка и боевое слаживание, следующие три месяца – шлифовка полученных знаний. В этот период офицеры-инструкторы не проводили с «мусульманами» строевые и политзанятия, а больше делали упор на физподготовку и натаскивали их в полевых условиях: проводили тактические учения, стрельбы изо всех видов стрелкового оружия, обучали военной топографии, совершали с ними длительные марш-броски, доучивали языку фарси. Таким образом всего за 6 месяцев 520 заурядных солдат превратились в лихих спецназовцев. К примеру, нормы по огневой подготовке и вождению БМП-1, БТР-60, которые их сверстники из линейных стрелковых подразделений осваивали за два года срочной службы, «мусульмане» выполнили всего за 6 месяцев…

Вспоминая эту историю, конечно же, надо помнить, что данный опыт создания сравнительно небольшого элитного подразделения автоматически скопировать и распространить на все Вооруженные Силы России вряд ли удастся. А потому повторюсь: согласен, что перевод значительного числа служивых на двухгодичный срок службы – мера непопулярная. Также с большой вероятностью предвижу, что крик по этому поводу поднимут отдельные «правозащитные деятели»: будут провоцировать протестные настроения среди населения и всячески подрывать авторитет российских Вооруженных Сил – ведь им надо отрабатывать зарубежные гранты.

Что же касается вышеперечисленных видов отсрочек, то с их одновременной отменой гражданам России в кои-то веки наконец будет преподан пример подлинной демократии: «Коль нести службу, то всем без исключения!». И тогда эта на первый взгляд весьма непопулярная мера станет хорошим побудительным мотивом для всего населения к осознанию коллективной ответственности за судьбу нашей страны.

Опубликовано в выпуске № 39 (305) за 7 октября 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...