Версия для печати

Уникальный опыт уникального предприятия

Михайлов Николай
Всякий раз, кода отмечается какая либо памятная или юбилейная дата, невольно стремишься вспомнить и осознать самое существенное, что с ней связано. Если прежде подобные воспоминания чаще были связаны с позитивным зарядом, то в последние годы они больше говорят о том, как быстро летит время и как много в нашей жизни было возможностей, которыми мы не воспользовались.
Всякий раз, кода отмечается какая либо памятная или юбилейная дата, невольно стремишься вспомнить и осознать самое существенное, что с ней связано. Если прежде подобные воспоминания чаще были связаны с позитивным зарядом, то в последние годы они больше говорят о том, как быстро летит время и как много в нашей жизни было возможностей, которыми мы не воспользовались.
{{direct}}

Судьба распорядилась так, что после окончания МВТУ им. Н. Э. Баумана мне довелось в течение восьми лет поработать на Подольском электромеханическом заводе (п/я № 1). Работа главным образом сводилась к настройке и сдаче заказчику радиотехнических комплексов в условиях полигонов. На ГЦП (Капустин Яр) работал настройщиком 125 систем ПВО (КБ-1, НПО «Алмаз»), на полигоне Сары-Шаган – главным инженером крупного подразделения Подольского завода (объекты «Р-4», «Алдан», пл. 8, 14, 35, 40 и др.). В условиях полигонов для меня была уникальная возможность познакомиться с генеральными конструкторами и ключевыми специалистами предприятий, большинство из которых в последующем составили основу корпорации – ЦНПО «Вымпел». И не только познакомиться, но и понять тот дух и ту атмосферу, которые формировали удивительную нацеленность каждого на достижение поставленных целей.

Авторитет генеральных конструкторов и их представителей на полигонах всегда был непререкаемым. Фамилии А. А. Расплетин, Г. В. Кисунько, П. Д. Грушин, А. Л. Минц, В. П. Сосульников, А. Н. Мусатов мы произносили с особым благоговением. Их приезд на объекты всегда был событием, всякий раз подтверждавшим значимость того, что мы делаем. С неменьшим почтением мы воспринимали имена наших выдающихся заказчиков (П. Ф. Батицкого, А. И. Колдунова, Г. Ф. Байдукова, М. Г. Мымрина, Е. С. Юрасова, Ю. В. Вотинцева, А. С. Шаракшане, М. М. Коломийца, М. И. Ненашева, О. П. Сидорова и многих других).

Наряду с этим в тот период в стране шли очень сложные поиски путей для более эффективной экономики и улучшения жизни граждан. Ожидание существенных и близких изменений было весьма сильным.

Фото: www.vimpel.ru

Известие об образовании ЦНПО «Вымпел» и назначении генеральным директором его В. И. Маркова, с сохранением за ним должности заместителя министра, застало меня в Гомеле, куда я переехал на работу из Москвы в качестве главного инженера завода. К тому времени судьба свела меня с удивительно деятельным и талантливым Г. Г. Бубновым, который под руководством В. И. Маркова и Ю. Н. Аксенова очень многое сделал для формирования облика ЦНПО «Вымпел» как научно-производственного объединения.

Надо заметить, что, пользуясь современной терминологией, это было самое настоящее «перестроечное» время, требовавшее от руководства объединения радикальных изменений системы управления работами на всех стадиях – от разработки замысла до его реализации. Это невозможно было осуществить без ряда жестких и непопулярных, весьма болезненных решений. И прежде всего в кадровой сфере. Это было непростое время, потребовавшее от В. И. Маркова титанических усилий и жесткой последовательности в своих действиях. Цена была немалая. Но и итог был более чем убедительный – на «выходе» (или как тогда говорили – в «сухом остатке»):

  • было строгое структурирование научной тематики (СПРН, СККП, ПРО);
  • появились новые ключевые имена: Репин В. Г., Басистов А. Г., Карцев М. А., Бурцев B. C., Кузьминский А. А., Меньшиков А. В., Головкин Б. А., Курикша А. А., Морозов В. Г., Слока В. К., Минасян М. Г., Камнев П. И., Иванцов В. М., Васильев А. А., Бурлаков Ю. Г., Архаров М. А. и др.;
  • впервые в оборонных отраслях был создан полномасштабный и многофункциональный научно-промышленный комплекс, способный самостоятельно решать научно-технологические проблемы любой степени сложности;
  • была создана исключительно эффективная система взаимодействия со всей кооперацией научных и промышленных предприятий, прежде всего с группой предприятий НИИАА (B. C. Семенихин), НПО «Комета (А. И. Савин) и др.

Здесь уместно отметить особенно удачное сочетание наших тогдашних руководителей: В. И. Марков – Ю. Н. Аксенов. С одной стороны, стратегическое мышление, беспримерная воля и концентрация сил для достижения целей, с другой – мудрость, размеренность и тактичность при решении задач любой степени сложности.

Дальнейшие события в полной мере подтвердили правильность принятых тогда решений. Опыт ЦНПО «Вымпел» в последующем был воспроизведен во всех оборонных областях.

С ноября 1975 года по инициативе В. И. Маркова я был переведен на должность главного инженера объединения, где в различных должностях (директор НИИРПа, генеральный директор ЦНПО «Вымпел», президент МАК «Вымпел») проработал вплоть до августа 1996 года.

Кошмар 90-х годов, когда понятие «оборонщик» стало словом нарицательным, когда вместо нацеленности на результат на первый план стали выходить «либерализация» системы управления и «выборность» руководителей всех уровней, необходимо было прежде всего предотвратить опасность самоликвидации сложившихся к тому времени научно-тематических школ (СКБ-1, СКБ-2, СКБ-3, НИИРП, РТИ им. ак. А. Л. Минца, НИИДАР) и обеспечить управляемость. Логичной реакцией на эту ситуацию стало преобразование в 1992 году ЦНПО «Вымпел» в межгосударственную акционерную корпорацию «Вымпел».

Как и в 1996-м, мы стали первопроходцами в создании качественно новой организационно-экономической структуры, основанной на новых отношениях собственности. Наш опыт в течение нескольких лет оставался в оборонных отраслях промышленности уникальным и лишь в последующие годы получил всеобщее развитие. Время показало, что это было, пожалуй, единственное из возможных решений, позволившее не только сохранить научные школы, но и в условиях безденежья и деградации системы управления в стране осуществить завершение ряда исследований, разработок, модернизацию, испытание и постановку на вооружение ряда систем и комплексов. И что, возможно, самое главное – обосновать перспективу развития закрепленной за МАК «Вымпел» тематики на многие годы вперед.

Мне представляется, что через призму 40-летнего опыта корпорации сегодня очень важно не столько осознать «былое», сколько реально оценить новые проблемы и новые возможности. Остановлюсь лишь на двух проблемах, напрямую влияющих на перспективу закрепления за корпорацией сложившейся проблематики в области систем оборонного назначения.

Проблема первая

Со стороны государства утрачена способность постановки перед оборонным комплексом масштабных научно-технологических проблем, требующих для их решения высочайшей концентрации интеллектуальных, финансовых и материальных ресурсов. Таких проблем, как это было в предшествующие десятилетия на примере программ создания атомной бомбы, атомной энергетики, освоения космоса, программ в области СПРН и ПРО, программ в области вычислительной техники и электроники и т. д. Необходимость осуществления таких программ и проектов определяется, как правило, не столько рыночной конъюнктурой, сколько логикой развития научно-технического прогресса.

Пафос продекларированных в нынешние дни президентом концепции «пяти И» (инновации, инвестиции, интеллект, институты, инфраструктура) и пяти направлений инновационного развития (энергоэффективность, энергосбережение, ядерные технологии, медицинские технологии, стратегические инновационные технологии) как-то незаметно угасает, а решения о создании и развитии особых экономических зон и государственной корпорации «Роснанотехнологии» скорее относятся к обычным инвестиционным проектам, составляющим разумное и редкое исключение из общей практики.

Нынешняя программа развития вооружения и военной техники – отражение научно-технических заделов прошлых лет и фактически очень слабо учитывает фундаментальные изменения в характере современных войн, основанных на комплексном использовании в ходе войны различного класса информационно-разведывательных систем, высокоточного оружия, современных автоматизированных систем управления войсками и оружием в сочетании со средствами информационной войны, позволяющими добиваться подавляющего преимущества над противником. Эффективная реакция на эти изменения может состоять только в «надсистемном» представлении ряда взаимоувязанных возможностей и в обеспечении их информационного взаимодействия. Объективно из всех предприятий оборонного комплекса ближе всех к пониманию сложности этой «надсистемной» проблемы находится МАК «Вымпел», имеющая реальный опыт и необходимую компетенцию в обеспечении информационного взаимодействия СПРН, СККП ПРО с «центральными» системами управления. Однако со стороны Минобороны перед корпорацией сколько-нибудь серьезных задач по решению указанной проблемы не поставлено.

Сегодня объективная реальность такова, что на протяжении последних 10–15 лет у заказчика неуклонно снижались уровень системных исследований и способность формировать обоснованные исходные данные или технические задания на разработку новых систем вооружения и военной техники. Ряд головных НИИ и специализированных научных организаций Министерства обороны либо ликвидирован, либо существенно утратил свой потенциал. Складывается ситуация, когда в системе Минобороны может оказаться затруднительным или невозможным оценивать текущее состояние с обороноспособностью и обосновывать необходимые решения по созданию новых или по модернизации имеющихся систем и средств обороны. Попросту говоря, мы можем оказаться в ситуации, когда заказчик не будет иметь возможности корректной постановки задач перед промышленностью.

Проблема вторая

Неменьшей по своим тяжелым последствиям для научных и промышленных предприятий оборонного комплекса представляется проблема деградации института военных представительств. Этому институту со времен Петра Первого исполнилось более 300 лет, но никогда еще в своей истории он не находился в столь разрушительном состоянии, как сегодня. Во все времена институт военных представительств был гарантом качества и эффективности вооружения и военной техники. Сейчас этот институт, за редким исключением, фактически недееспособен. Одним из последних подтверждений этому из множества других служит ситуация с отработкой баллистической ракеты корабельного базирования «Булава» и ряда других комплексов.

В день, когда отмечается 40-летие МАК «Вымпел» (ЦНПО «Вымпел»), крайне не хочется быть пессимистом. Основания для оптимизма пока еще сохраняются. И они состоят в бесспорной необходимости и возможности сохранения (любой ценой!) сложившихся в корпорации научно-тематических школ. А это можно сделать только и исключительно на основе самого тесного взаимодействия с заказчиком и совместного с ним формирования программы работ по закрепленным за корпорацией тематическим направлениям хотя бы на среднесрочную перспективу 10–15 лет. А что касается проблем, то на то они и существуют, чтобы их преодолевать.

Николай Михайлов,
доктор экономических наук, профессор,
дважды лауреат Государственной премии

Опубликовано в выпуске № 48 (314) за 9 декабря 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...