Версия для печати

Оружие массового поражения

Латыпов Тимур
20 лет как наши войска вышли из Афганистана. Но и сейчас происходящее в этой стране не потеряло значимости. Оценки ситуации вокруг Афганистана касаются двух основных вопросов.Первый — была ли объективная необходимость ввода советских войск в Афганистан. Второй — обстановка в этой стране на текущий момент и ее влияние на Российское государство, прогнозы развития ситуации. Эти два направления неразрывно связаны друг с другом.
20 лет как наши войска вышли из Афганистана. Но и сейчас происходящее в этой стране не потеряло значимости. Оценки ситуации вокруг Афганистана касаются двух основных вопросов.Первый — была ли объективная необходимость ввода советских войск в Афганистан. Второй — обстановка в этой стране на текущий момент и ее влияние на Российское государство, прогнозы развития ситуации. Эти два направления неразрывно связаны друг с другом.
{{direct}}

На страницах «ВПК» дается, по-моему, самая верная оценка событий 20-летней давности. Ввод войск не был итогом маразматической политики «кремлевских старцев». Это было естественное стремление создать вокруг Советского Союза пояс безопасности из стран, являвшихся для нас не только нейтральными, но и дружественными. Такая внешнеполитическая деятельность проводилась правителями со времен Древней Руси.

Почему-то в СМИ широко распространена мысль, что Афганистан – это забитая средневековая страна с горно-пустынным климатом. А ведь кроме стратегического положения Афганистан обладает крупными запасами природных ископаемых, в том числе и драгоценных камней. Интересный факт приводится в книге В. Карнацевича «Все величайшие сражения». В результате пятой панджерской операции советских войск, начавшейся 18 мая 1982 года, был захвачен мощный укрепрайон крупного полевого командира Ахмад Шах Масуда. Среди трофеев были богатые запасы изумрудов. Есть и личные наблюдения: на севере Афганистана в провинции Файзабад, в высокогорном районе Бахарак, один из батальонов нашего полка находился в старой крепости, стены которой частично были сделаны из необработанного полудрагоценного камня лазурита. Кроме того, в период советско-афганского сотрудничества не только строились общественно-социальные объекты, но и активно развивалась разработка природных ископаемых. Например, на газопромыслах Шиберган и Джаркудук. Так что кроме геополитических преимуществ союзные отношения с Афганистаном имели и выгодную экономическую перспективу.

Мне как непосредственному участнику тех событий хочется отметить положительные перемены, произошедшие в Афганистане за время нахождения там ограниченного контингента. Были не только построены промышленные объекты и дороги, но и активно проводились мероприятия по развитию культурных связей. В те времена сформировался пласт людей, которые увидели позитивность происходящих перемен, поверили в перспективу культурного развития. Это были врачи, учителя, летчики, военные, партийные работники, бойцы народной милиции – царандоя, комсомольские активисты ДОМА. Многие из них учились в Советском Союзе и своими глазами видели «преимущества общества развитого социализма» до горбачевской перестройки.

Помню восторженные рассказы начальника районного уголовного розыска афганской милиции Мирзо об учебе в прекрасном городе Ташкенте, о студентах-афганцах, которым выпала возможность учиться в советских вузах. На встречах ветеранов Афганистана мы вспоминали и про них. Как сложилась их судьба, живы ли они? Когда вывели войска из ДРА, фактически обрекли их и их семьи на верную смерть.

И вот уже теперь нет союзного Афганистана, нет и союзного советского Узбекистана, граница Российского государства проходит в Оренбургской области – прямо как при Екатерине II! Узбеки, наследники великой культуры знаменитого лекаря Ибн Сина, поэта Хафиза, астронома Улукбека, превратились в «Равшанов и Джамшудов». А ведь в нашей батарее 30% солдат были узбеки, причем не только заряжающие, но и наводчики, командиры орудий и вычислители…

Фото: РИА НОВОСТИ

Что касается потерь среди наших солдат и офицеров, хочу привести слова отца погибшего воина на митинге в Казани о том, что его сын вырос достойным защитником Родины, до конца выполнил ее приказ и никоим образом не является жертвой политической ошибки. Такого же мнения и многие мои боевые товарищи, в том числе получившие тяжелые ранения. Порождение безликой, пораженческой позиции – известное чиновничье-бюрократическое высказывание: «Я вас в Афганистан не посылал». Так за смелыми «миротворческими» осуждениями политических решений руководителей Советского государства последовало уничижение роли и значения действий наших солдат и офицеров. А это позволяло отказаться от обязательств перед этой категорией ветеранов.

Грустно говорить, но было время, когда мы думали, что боевые награды надеваем в последний раз. И только в последние годы руководством страны был принят закон «О ветеранах боевых действий», который ясно и понятно расставил все точки над «i». Пятидневная война в Абхазии еще раз показала правильность этих решений. Всем напомнили, что защита Отечества – это не абстрактное понятие. Страна – это не только территория на географической карте, а определенный город, село, его жители. Для их защиты надо формировать регулярную армию, в которой каждый солдат будет твердо убежден, что жертвы его не напрасны.

Советские войска из Афганистана вывели, казалось бы, политическая ошибка исправлена и «кровоточащая язва СССР» должна затянуться: людские потери прекратятся, огромные финансово-экономические потоки будут направлены на нужды страны, внешнеполитическая обстановка стабилизируется и Запад убедится в миролюбии нашей страны. Но вот прошло время, и каков итог? На место советских войск в Афганистан быстренько пришли американцы и их союзники – о чем, как оказалось, прозорливо предупреждали «кремлевские старцы». Бывший союзник превратился в опаснейшую угрозу, получившую название наркоагрессия. Афганистан потерял перспективу развития цивилизованного светского государства и превратился в криминальную зону по производству и распространению наркотиков.

Надо сказать, что присутствие ограниченного контингента закрывало наши границы не только с точки зрения военного вмешательства, но и от распространения наркотиков. Сейчас нет прочной границы, нет оперативно-территориального буфера в виде союзных республик и «результат налицо».

От применения наркотиков в нашей стране умирают 30 тысяч молодых людей в год, что неизмеримо больше потерь за все годы войны в Афганистане. Об этом говорилось в выступлении директора Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктора Иванова 19 февраля 2009 года на парламентских слушаниях в Госдуме. Тема выступления: «О причинах и последствиях «афганского наркотрафика» для Российской Федерации, законодательных и иных мерах по защите общества от наркоагрессии». В докладе говорилось о ситуации в Афганистане сегодня, о крайне тревожной обстановке в России. Россия стала абсолютным мировым лидером по сбыту и потреблению героина: процент российского населения, вовлеченного в злоупотребление опиатами, в 5–8 раз превышает соответствующий показатель в странах Европы. Героин, который в России употребляют до 90% всех наркозависимых, афганского происхождения.

В Афганистане производится 93% всего мирового героина, и там созданы идеальные условия для направления героинового потока именно в Россию, на север. В выступлении приводятся убедительные доказательства этого. Во-первых, Иран хорошо укрепил свою восточную границу с Афганистаном. Фактически она представляет собой инженерно-оборонительные сооружения с 5-метровыми рвами, бетонными стенами. Для устрашения установлены виселицы через каждые 300 метров. Вдоль границы сосредоточены 60% сухопутных войск Ирана.

В другом направлении распространение наркотиков также крайне затруднено, поскольку там находится линия фронта – осуществляется затяжное, уже семилетнее противостояние пуштунских племен и войск натовской коалиции. С обеих сторон находятся войсковые позиции, укрепрайоны, заслоны и иные опорные пункты. Могу добавить, что еще в период нахождения в Афганистане советских войск активно проводилось минирование не только троп, но и пограничных участков, особенно в труднодоступных местах целыми комплексами типа «Охота», имеющими сейсмические датчики и реагирующими на движение вьючных животных.

Существующая расстановка сил и средств, естественно, порождает направление движения наркотиков через неукрепленные границы Таджикистана, Узбекистана, Туркмении и Казахстана в Россию.

Проходящая через Россию наркомагистраль стала ударом по генофонду нашей страны, по демографической обстановке. В качестве доказательств этого приводятся убедительные аргументы:

1. Афганский героин буквально выкашивает молодое, экономически активное население России. Каждые сутки в стране от него умирают 82 человека призывного возраста.

2. Существующая ситуация опасно развивается. По прогнозам экспертов, через 5 лет в каждой десятой российской семье будет по наркоману, принимающему афганские наркотики.

3. Экономический ущерб, наносимый афганскими опиатами, таков, что в стране ежегодно только за счет убыли наркозависимых из числа трудового активного населения, расходов на реабилитационно-восстановительную систему, судебные издержки, лечение и так далее страна теряет до 3% ВВП, что примерно в два раза больше, чем США расходуют на военные действия и свое присутствие в Афганистане.

Таким образом, делается вывод: с территории Афганистана развернута полномасштабная героиновая наркоагрессия против России. В мирное время страна несет огромные, говоря по-военному, безвозвратные потери.

Мы ушли с Востока, наивно полагая, что вокруг России все друзья и добрые соседи и можно будет спокойно отсидеться в стороне. Но вот агрессии подверглась и наша страна, причем с применением нового, коварного и чудовищного оружия. Как сказал В. Иванов: «Принимая во внимание размер ущерба, который наносят населению Российской Федерации наркотики афганского происхождения, мы также имеем полное право считать афганский героин особым видом оружия массового поражения (ОМП), причем селективного действия, направленного на молодежь – будущее нашей страны». В итоге теперь требуется защита от агрессии, исходящей с территории бывшего союзника, причем самыми решительными и широкомасштабными действиями.

Характеризуя новую антинаркотическую политику России, можно выделить три приоритетных направления действий.

Первое – международное. Без кардинальных изменений ситуации в Афганистане избавить нашу страну от героиновых потоков практически невозможно.

Второе – организация действенных полноценных границ, прежде всего с Казахстаном. Без наведения порядка здесь мы будем продолжать создавать комфортные и нигде больше в мире не имеющиеся условия для организаторов наркотрафика.

Третье – ужесточение наказаний по отношению к тем, кто реализует оптовые партии наркотиков.

Опубликовано в выпуске № 29 (295) за 28 июля 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...